Главная >  Инжиниринг 

 

О новой концепции использования. Можно ли обеспечить экологическую безопасность при использовании угля? Какие современные технологии могут предложить специалисты новой «угольной» волне? С этими вопросами мы обратились в Энерготехнологическую компанию «Сибтермо» (г. Красноярск), которая сегодня занимает одно из лидирующих мест в области разработки современных технологий переработки угля, как в нашей стране, так и за рубежом. На вопросы ответил директор компании Сергей Исламов.

 

Теперь уже можно определенно сказать, что 2007 год стал стартовой отметкой начала своеобразного разворота энергетического баланса страны в сторону увеличения использования угля. Угольная промышленность получает новый мощный стимул для ускоренного развития. Однако у этого процесса есть и оборотная сторона. Жители Кузбасса не понаслышке знают, что существующие способы сжигания и переработки угля, мягко говоря, далеки от экологического совершенства. Вокруг нас стоят котельные, электростанции, коксовые заводы, построенные по технологиям более чем полувековой давности. Никому не хочется, чтобы дополнительные миллионы тонн добытого угля обрушились миллионами тонн выбросов на наши города.

 

Не только можно, но даже нужно! Дело в том, что история промышленного использования угля сравнительно коротка – чуть более века. Более того, хронологически ее можно представить в виде очень небольшого списка прорывных открытий и изобретений, между которыми проходили многие десятилетия. В течение этих пауз усилия специалистов были направлены по сути дела на усовершенствования непринципиального характера, а также на привлечение более современных материалов. Без большой натяжки можно сказать, что мы и сегодня живем в основном за счет этого интеллектуального наследства. Начиная с 60-х годов, лавинообразный рост потребления нефти и газа резко затормозил развитие технологий сжигания и особенно переработки угля. В какой-то мере развивалась наука, но у нее практически не было выхода на промышленный уровень.

 

Сергей Романович, Вы говорите, что на большую часть наших вопросов отвечает «новая концепция использования угля», на основе которой ваша компания более десяти лет разрабатывает новые технологии. Человечество сжигает уголь уже не одно тысячелетие, и Вы считаете, что еще можно предложить какие-то «новые концепции»?

 

Прежде всего, заранее хочу подчеркнуть, что эта концепция не носит универсального характера по отношению ко всем маркам угля, однако имеет очень обширную сферу приложения. Как известно, уголь при нагревании разлагается на летучие компоненты и так называемый коксовый остаток. С наших позиций, целый ряд углей вместо традиционного сжигания до начала использования следует подвергать именно такому разделению. При этом получается газообразное топливо, которое можно с несомненными экологическими преимуществами сжигать вместо угля. А твердый остаток представляет собой среднетемпературный кокс (полукокс), который во многих металлургических процессах заменяет традиционный кокс, получаемый из дефицитного коксующегося угля. Это – отличное технологическое топливо, а также сырье для бездымных брикетов. Список его потребителей довольно длинный. Производство двух продуктов в рамках одной технологии приводит к известному экономическому эффекту: продажа одного из продуктов радикально снижает себестоимость второго. На основе этого принципа в нашей компании разрабатывается целый класс технологических процессов серии «Термококс». На сегодняшний день прошли опытно-промышленную апробацию и готовы к коммерческому использованию четыре технологических процесса.

 

Так в чем же заключается ваша новая концепция?

 

Полностью с Вами согласен. Однако дело в том, что наши процессы основаны не на пиролизе угля, а на его неполном окислении или, как принято говорить, – на газификации угля. Нам удалось найти принципиально новые решения, которые устраняют упомянутые Вами недостатки традиционных технологий. Это подтверждают более полутора десятков российских и зарубежных патентов, полученных нашими специалистами с 1994 года, а также построенный еще в 1996 году по заказу компании «Росуголь» опытно-промышленный завод в г. Красноярске (в настоящее время он действует как ЗАО «Карбоника-Ф»). Кстати, именно этот завод стал главной производственной школой для наших специалистов. Мы сами разработали технологический процесс от компьютерной модели и стендовых экспериментов до промышленного регламента, сами спроектировали завод и сами его построили.

 

Насколько мне известно, такой процесс разделения угля на газ и коксовый остаток давно известен, называется пиролизом и ему сопутствует немало экологических проблем.

 

Это достигается какими-то специальными способами очистки?

 

В процессах «Термококс» только два конечных продукта – полукокс и газ, не содержащий продуктов пиролиза. И больше никаких отходов! Нет угольной смолы, нет сопутствующих ей фенольных водных стоков и естественно нет золошлаковых отходов. В одном из процессов «Термококс» газ сразу же сжигается внутри аппарата для производства горячей воды или пара. Таким образом, единственный выброс в окружающую среду – продукты сгорания газового топлива. Я думаю, не надо долго объяснять разницу между угольной и газовой котельной. Количество вредных выборов по сравнению с прямым сжиганием угля сокращается в 20-30 раз.

 

Безусловно, впечатляет. Однако существует известное правило: достижение качественно нового уровня всегда ведет к удорожанию продукции.

 

Нет, никаких способов очистки мы не используем в принципе. Этот результат – одна из особенностей, присущих нашим технологиям.

 

Попутный газ ваших технологий отличается от известного всем природного газа?

 

Технологии серии «Термококс» являются исключением из этого правила. Я уже затрагивал эту тему в начале нашего разговора. Например, если в процессе переработки угля производится тепловая энергия и полукокс, то продажа тепла может практически полностью компенсировать затраты производства, включая сырье. Таким образом, полукокс приобретает условно нулевую себестоимость. И наоборот, затраты можно компенсировать за счет продажи полукокса и получить предельно дешевое тепло.

 

Все это должно быть крайне интересно для Кузбасса, однако почему у вас нет никаких контактов с нашим регионом?

 

Да, конечно. В отличие от природного это – низкокалорийный газ, который, впрочем, обеспечивает достаточно высокую температуру горения. Например, он может использоваться взамен дизтоплива и мазута в самых разнообразных процессах сушки и обжига: в кирпичном производстве, в переработке руд и т.д. В нашем портфеле есть заказ на перевод крупной мазутной котельной на угольный газ. Однако для таких целей выгоднее использовать специальный вариант нашей технологии – безостаточную газификацию угля, т.е. полное его превращение в горючий газ. Кстати, с этой темой связан весьма показательный случай. Крупная российская фирма заказала в Австрии печь для обжига руды на мазутном топливе, которую предполагала разместить в северном регионе. Доставка топлива туда возможна только летом. И в то же время в нескольких десятках километров от будущего завода добывается уголь. По заказу фирмы наша компания разработала обоснование перевода печи с мазута на газ из угля. Однако австрийские специалисты воспротивились этому решению, мотивируя, что они не знают такого газа и вряд ли он сможет заменить мазут. Надо отдать должное руководству российской компании. Они пошли на непредвиденные затраты и заказали нам изготовление крупномасштабной установки, с помощью которой удалось доказать австрийцам, что при сжигании угольного газа температура в факеле может превысить требуемые 1400 градусов. В конечном итоге было принято решение о строительстве углеперерабатывающего завода, который будет обеспечивать газовым топливом предприятие по обжигу руды, а также местную ТЭЦ.

 

 

Контакты очень многочисленны. Просто, видимо, о них мало пишется в СМИ. Мы очень тесно сотрудничаем с Кемеровским научным центром СО РАН, наши разработки включены в целый ряд региональных программ, компанию неоднократно посещали руководители областной администрации, а также представители многих предприятий. Мы переработали на своих опытных установках немало углей из вашего региона. Строительство нового производства – непростая задача для любого инвестора. Возможно, нужен был своего рода инкубационный период для того, чтобы потенциальные заказчики созрели для принятия таких решений, и мы надеемся, что уже в самое ближайшее время эти решения материализуются в виде действующих производств в Кузбассе.

 



 

Энергоэффективность для бизнеса. Цель - энергоэффективность. Водородная бомбочка. Новые технологии в производстве строительных материалов. Минпромполитики предлагает в теч.

 

Главная >  Инжиниринг 

0.0031