Главная >  Инвестиции 

 

Третий сценарий для украинской с. Виктория Подолянец
Несколько лет назад академик Борис Патон обрисовал два сценария возможного развития украинской черной металлургии (при условии ее экспортной ориентации). Первый заключается в постепенном выводе устаревшего оборудования и обновлении основных фондов первого и второго передела металлургического производства (аглодоменных и сталеплавильных мощностей). Это позволит наращивать объемы, улучшать качество чугуна, стали и заготовок, а также уменьшать себестоимость этой продукции. При этом коммерческая деятельность заводов будет вполне успешна - мировой рынок с удовольствием поглотит металлопродукцию первого передела, поскольку для развитых стран это экономически и экологически выгодно. Однако в перспективе, по мнению выдающегося ученого, наша страна окончательно утратит возможность продавать высокотехнологичную продукцию и превратится в сырьевой придаток развитых стран.
Другой путь - не противиться процессам глобализации и привлекать в черную металлургию иностранных инвесторов. Транснациональные компании, несомненно, заинтересованы в смещении производств стандартной металлопродукции из стран Запада на восток, где труд дешевле и нет столь жестких экологических требований. А далее стратегическая задача, по мнению г-на Патона, заключается в инвестировании полученных прибылей в принципиально новые, никем еще не использованные в промышленных масштабах технологии.
Первый сценарий сам Патон считал пессимистическим, второй же представляется не очень реалистичным. Нет никаких гарантий, что иностранный инвестор будет вкладывать большие деньги в принципиальные изменения технологий и оборудования именно украинских металлургических предприятий. А кроме того, владельцы наших заводов не очень-то жаждут поделиться собственностью с иностранцами и сегодня сами активно скупают профильные активы за рубежом.
Именно такая активность может стать альтернативой как пессимистическому, так и оптимистическому сценариям: скупая предприятия конечного передела в Европе, некоторые собственники украинских заводов выстраивают торговые цепочки на самые развитые рынки и таким образом решают проблему сбыта. Не случайно в нынешнем году большинство владельцев меткомбинатов заявили о своих планах инвестировать модернизацию отрасли.

 

Скупая предприятия конечного передела в Европе, украинские металлурги пробивают путь на самые развитые рынки и получают возможность инвестировать модернизацию отрасли

 

При весьма высоком уровне технологии, отечественная металлургическая промышленность существенно отстает от мирового уровня по состоянию оборудования (износ которого в среднем достигает 60%) и средств контроля и уровню автоматизации процессов. До недавнего времени модернизация украинской металлургии не проводилась, на предприятиях выполнялись работы лишь по поддержанию основных фондов в рабочем состоянии. При этом отметим, что на подобные ремонты затрачивается до половины сумм, выделяемых тем или иным меткомбинатом на ежегодные проекты по техперевооружению и капстроительству (до полумиллиарда гривен), то есть на эти деньги собственник мог бы при желании приобрести пару-тройку процветающих средних бизнесов. Однако факт остается фактом - с момента провозглашения независимости и вплоть до экономического эксперимента в ГМК (который длился со второго полугодия 1999 до 1 января 2002 года) в модернизацию металлургических предприятий деньги практически не вкладывались.
В рамках эксперимента были предоставлены льготы по налогу на прибыль и отсрочке платежной задолженности, благодаря которым отечественные комбинаты и заводы смогли существенно увеличить объемы производства продукции. Важнейшим стало и то обстоятельство, что в этот же период у предприятий появились частные собственники. Именно они выкупили всю кредиторскую задолженность заводов, оптимизировали сбытовые схемы, убрали лишних посредников, наладили четкие и логичные отношения с внутренними и внешними трейдерами. Таким образом, новые собственники стали менять не только политику предприятий, но и сами предприятия.
В 2000 году, когда эффективность эксперимента проявилась особенно ярко, объемы инвестиций в отрасль черной металлургии составили $346 млн. Впрочем, сейчас эксперты, оценивая шансы на сохранение конкурентоспособности украинской металлопродукции на мировом рынке, сходятся в том, что объемы инвестиций должны были ежегодно составлять не менее $500-800 млн. Тем не менее принятая в июле 2004 года государственная программа развития и реформирования ГМК Украины до 2011 г. задекларировала совершенно иные, мизерные, суммы инвестиций. В документе указано, что в агломерационное производство следует вложить как минимум $84 млн, в доменное - $219 млн, а в сталеплавильное - $577 млн.
Существенные расхождения между указанными в данном документе суммами и актуальными экспертными оценками могут быть объяснены лишь тем, что программа разрабатывалась ведущими учеными и чиновниками Минпромполитики несколько лет назад на основе предварительных данных по планам модернизации украинских предприятий. Тогда на предприятиях в техническое перевооружение предполагали вкладывать именно такие деньги. Однако по прошествии времени, точно оценив стоимость работ и оборудования, сделав скидку на инфляцию, а также подкорректировав инвестиционные программы по модернизации, собственники указали в них уже гораздо более крупные инвестиции. А госпрограмму, несколько лет пропылившуюся в Кабмине, Виктор Янукович в ходе предвыборной кампании подписал, вероятно, в качестве подарка украинским металлургам.
Впрочем, что бы ни было написано в официальных бумагах, за прошлый год собственники украинских предприятий, по оценкам ПХО Металлургпром , уже вложили в обновление производств около $567 млн.

 

Проекты и прожекты

 

Рост цен на металл на внешних рынках в последние 2-3 года позволил металлургам увеличить объемы производства и заработать дополнительную прибыль. Ее метпредприятия используют прежде всего для финансирования производства стали.
Повышенный спрос на рынке первичного металла и заготовки стимулирует собственников вкладывать деньги пока только в модернизацию первых переделов - об этом свидетельствуют инвестиционные программы всех украинских предприятий: в ближайшие два года деньги будут направляться на реконструкцию и модернизацию доменного производства. Главной целью этой модернизации является увеличение объемов производства чугуна и уменьшение его себестоимости, а также снижение расходов кокса.
Что касается дальнейших планов, то в ближайшие четыре года будет модернизирован сталеплавильный передел. Результатом применения новых технических решений станет увеличение объемов выплавки стали, существенное энерго- и ресурсосбережение (за счет установки машин непрерывного литья заготовок), а также повышение качества выплавленной стали (благодаря использованию агрегатов типа печь-ковш и вакууматора).
Прокатный передел дождется своей очереди на модернизацию не раньше, чем через 5-7 лет. И дело здесь прежде всего в том, что даже на усовершенствованном прокатном производстве задается лишь профиль продукции, а качество стали, ее физико-химические параметры формируются на стадии выплавки. Чтобы иметь возможность программировать нужные параметры, необходимо коренным образом модернизировать это производство. А это означает, что в ближайшей перспективе на украинских предприятиях будут улучшать не готовую продукцию, а только качество полуфабриката.
Отметим, что для стран с развитой металлургической промышленностью характерна высокая доля в экспорте готового проката (75-90%). В структуре ж украинского экспорта доля вывозимых полуфабрикатов в прошлом году составила 33,4% - уровень, достаточный для того, чтобы и в дальнейшем наделять Украину нелестным статусом поставщика сырья и полуфабрикатов. Однако в экспортной деятельности, как и в планах по модернизации украинских метпредприятий, тон задается исключительно рыночным спросом. Например, сейчас торговать толстым листом выгодно - на него установилась хорошая цена (560 $/т FOB на 1 декабря 200 , хотя в феврале того же года его цена ненамного отличалась от стоимости квадратной заготовки. Собственнику предприятия, способного производить толстый лист, невыгодно инвестировать средства в прокатный передел, если продажа этой продукции приносит ему прибыли, сопоставимые с прибылью от продажи полуфабриката.
С другой стороны, интенсивное инвестирование в прокатные мощности было бы необходимо в том случае, если бы внутренний рынок стабильно покупал не менее половины производимой отечественными метпредприятиями продукции - он дал бы металлургам ту стабильность, которой нет на рынках внешних. Однако, несмотря на некоторый рост потребления проката (который в 2004 г. увеличился на 4% и составил 7 млн 760 тыс т металла), он пока не дал собственникам метпредприятий весомых аргументов к смене приоритетов инвестиционной политики.

 

Ориентация на полуфабрикат

 

С одной стороны, решающую роль в том, что украинские метпредприятия начали получать деньги на техперевооружение, сыграло техническое состояние основных средств - их существенный физический износ и моральное устарение. До начала экономического эксперимента в ГМК угроза снижения уровня производства была вполне осязаемой. Новые собственники предприятий осознали, что затягивание с обновлением производства может превратить принадлежащие им активы в аварийные и вместо модернизации заводы придется просто закрывать.
С другой стороны, топ-менеджмент метпредприятий смог найти надлежащие аргументы, чтобы убедить собственников не выкачивать прибыль из предприятий, стремясь в кратчайшие сроки окупить потраченные в ходе приватизации деньги, а инвестировать их в производство. Несомненно, украинских металлургов впечатлили инвестиционные проекты россиян, которые в 2002 году только в модернизацию производства Магнитогорского меткомбината и Северстали вложили свыше $500 млн (а общий объем инвестиций в российскую черную металлургию составил в то время $1,29 млрд).
На иностранцев до сих пор надежды было мало: доля прямых иностранных инвестиций в металлургию в 2001-2004 гг. не превышала 5% от их общего объема. На сегодняшний день только на одно украинское метпредприятие пришел классический иностранный инвестор - корпорация ISTIL Group, вложившая более $86 млн в развитие мини-металлургического завода ИСТИЛ (Украина) . Нынешняя модернизация метпредприятий проводится владельцами большей частью за счет собственных средств. Их, естественно, не хватает, поэтому приходится привлекать кредиты зарубежных и отечественных финансовых институтов. Наиболее активно с банковскими структурами взаимодействуют корпорация Индустриальный союз Донбасса и ОАО Запорожсталь .
Отметим, что полученные кредиты далеко не дотягивают до масштабных планов собственников предприятий. В основном средства привлекаются для замены на иностранное оборудование устаревшей техники на отдельных этапах производственного цикла. Например, недавно представители Запорожстали и Citibank International PLC (Великобритания) подписали соглашение о структурированном торговом финансировании, в рамках которого комбинат получит кредит на сумму EUR 25 млн для покупки кислородного блока производства компании Air Liquide (Франция). В тоже время общая стоимость проекта по строительству конвертерного цеха на этом предприятии оценивается приблизительно в $1,1 млрд.
Практически никогда не берет кредиты руководство ОАО ММК им. Ильича . На предприятии гордятся тем, что техперевооружение осуществляется за счет собственных средств, независимо от того, проводится установка нового кислородного блока стоимостью в $30 млн или же недорогой ремонт душевых для рабочих.
Кроме того, некоторые собственники имели возможность сравнить различные способы инвестирования. Так, на ОАО Енакиевский метзавод новый на тот момент собственник - АО Данко - взялся перевести предприятие на непрерывную разливку стали при помощи комплекса МНЛЗ и установок печь-ковш. Первый этап программы реконструкции потребовал $64 млн, при этом часть средств была привлечена с помощью Альфа-Банка (Украина). Однако реализацию инвестпроекта второго этапа реконструкции на сумму $85 млн собственники решили проводить уже за счет собственных денежных ресурсов.
Стоит отметить, что сотрудничество украинской банковской системы с промышленным сектором идет со скрипом. С одной стороны, банки высоко ценят денежного, крупного клиента, которым является каждый метзавод - они утверждают, что открыты для использования любых инструментов, предусмотренных банковским законодательством, что готовы предложить клиентам структурированное торговое финансирование, все виды документарных аккредитивов и банковских гарантий и т.д., и т.п. Но с другой стороны, украинская банковская система не в состоянии профинансировать не только полную реконструкцию предприятий горно-металлургического комплекса (ГМК), но и даже один проект стоимостью порядка $1 млрд (лучшие украинские банки способны предоставить одному заемщику не больше $100 млн).

 

Вся надежда - на собственника

 

Несмотря на все эти трудности, реконструкция идет. После того как на ОАО Запорожсталь в 2002 году была закончена реконструкция не имеющей в Украине аналогов доменной печи №3, запланирована широкомасштабная реконструкция сталеплавильного производства с поэтапным переходом на непрерывную разливку стали. В прошлом году акционеры предприятия инвестировали в модернизацию более $100 млн. Согласно программе техперевооружения предприятия, до 2008 года на инвестпроекты будет направлено $310 млн. В 2006 году начнется реализация крупнейшего проекта - первого этапа строительства конвертерного цеха, стоимостью $1,1 млрд.
За ОАО ММК им. Ильича также закрепилась стабильная репутация комбината непрерывной модернизации - инвестиции в техперевооружение предприятия в прошлом году составили $200 млн.
Собственник ОАО Азовсталь на финансирование капитальных вложений в 2004 году израсходовал более $125 млн. На предприятии продолжаются работы по строительству комплекса современной доменной печи №2, а также началась реализация масштабной программы модернизации конвертерного производства. Помимо этого, представители Азовстали подписали контракт на поставку в нынешнем году двух установок внепечной обработки стали. И хотя на предприятии с неохотой говорят о суммах инвестиций в производство, известно, что на вторую МНЛЗ собственники Азовстали потратят не менее $48-50 млн.
ОАО Криворожсталь , закончившее недавно строительство доменной печи №9, в прошлом году инвестировало в техперевооружение и строительство около $200 млн. Неопределенная судьба флагмана отечественной металлургии не позволяет собственникам провести собрание акционеров и объявить о программе реконструкции предприятия на ближайшие годы.
В целом же лидером по суммам инвестиций в реконструкцию предприятий является корпорация ИСД : в техперевооружение ОАО Алчевский меткомбинат в ближайшие пять лет будет инвестировано порядка EUR 1,84 млрд. На модернизацию ОАО Днепровский меткомбинат им. Дзержинского корпорация потратит к 2009 году порядка EUR 1,5 млрд.

 

Неспешная модернизация

 

Процесс привлечения инвестиций в модернизацию предприятий ГМК запоздал со стартом, и сейчас инвесторам необходимо как можно скорее довести и начатые, и запланированные работы до логического завершения. Своевременное возмещение экспортного НДС и разумное снижение процентных ставок по длинным кредитам со стороны украинских банков уже давно стоит в перечне мер, которые способствовали бы развитию крупного бизнеса и его инвестиционных возможностей.
Уникальность Украины заключается в том, что отечественная металлургия практически полностью обеспечена сырьем. Для стабильной работы металлургических гигантов необходимо создать возможности, при которых им принадлежали бы и горно-обогатительные комбинаты, и предприятия коксохимии. Это позволило бы собственникам метпредприятий избежать шантажа и давления со стороны владельцев ГОКов, вкладывать средства в развитие месторождений и отказаться от импорта сырья из России.
Кроме того, одной из эффективных мер по привлечению в металлургию дополнительных средств на модернизацию могла бы стать амнистия капиталов, вывезенных из Украины. Предприниматели только приветствовали бы подобный шаг, поскольку на депозитах в зарубежных банках, предлагающих очень низкий процент, деньги не работают так, как они бы работали в быстрорастущей украинской экономике.
Собственники, вкладывающие огромные средства в модернизацию предприятий, кровно заинтересованы в том, чтобы амортизация нового дорогостоящего оборудования проходила бы в ускоренном темпе. Это позволило бы снизить налоговую нагрузку на комбинаты и высвободить дополнительные средства на модернизацию. В некоторых странах государство вообще компенсирует стратегически важным предприятиям средства, потраченные на обновление производства. Промышленники ожидают от властей четких сигналов о том, что государство готово стимулировать собственников вкладывать средства в закупку самого современного оборудования.
Немаловажным является и финансирование научных исследований в области металлургии. По мнению представителей предприятий ГМК, поддерживать в складчину украинскую науку следует по такой схеме: государство финансирует фундаментальные исследования, а бизнес - прикладные. Все эти меры (разумеется, без учета почти форс-мажорного передела собственности и реприватизации) могли бы ускорить приток денег в промышленные предприятия для их модернизаций.
Пока же владельцы предприятий воплощают в жизнь только те проекты, которые способствуют улучшению качества традиционной продукции, снижают ее себестоимость и увеличивают объемы производства. При этом о внедрении передовых технологий, способных резко изменить сложившуюся ситуацию и ввести Украину в элитный клуб мировых производителей высокотехнологической металлопродукции, речь пока не идет. Нелинейный выход

 

Вкладывать лучше в железо

 

- Согласны ли вы с мнением, что отечественная металлургия развивается по пессимистическому сценарию, который предполагает ориентацию на выпуск чугуна, стали и заготовки, то есть фактически - полуфабриката, и тем самым превращает Украину в сырьевой придаток Запада?
- Не следует упрощать. Украинские металлургические предприятия получили новых собственников, которые заинтересованы в повышении капитализации своих активов, выходе на новые рынки сбыта. А для этого нужно проводить масштабную модернизацию производств. Другое дело, стоит ли вкладывать десятки миллиардов долларов в создание мощностей по производству готового проката в Украине? События последних двух лет показали, что гораздо прагматичнее приобретать активы в Европе и таким образом выстраивать цепочки, позволяющие производить полуфабрикат в Украине, затем прокатывать его за рубежом и продавать по всему миру высокотехнологичную продукцию.
В металлургии, как, впрочем, и в большинстве бизнесов, главная проблема - не произвести, а продать. С территории Украины при ее экономическом статусе торговать готовой продукцией проблематично. Кроме того, приобретая активы за рубежом, мы одновременно покупаем и рынки сбыта. К примеру, купив пакет акций швейцарской компании Duferco, корпорация ИСД получила 34 офиса по всему миру, налаженные системы дистрибуции и маркетинга, торговые площадки. Это позволит нам самостоятельно, без посредников распоряжаться продукцией наших металлургических комбинатов и заводов в Украине, Польше и Венгрии. Так что ни о каком пессимизме речь не идет. Выход существует, но он не такой линейный.

 

Свое представление о перспективах развития отечественной металлургической промышленности в беседе с корреспондентом Эксперта высказал председатель совета директоров корпорации ИСД Сергей Тарута:

 

- Смогут ли новые владельцы меткомбинатов провести необходимую модернизацию предприятий и сохранить конкурентоспособность отечественной металлургии на мировом рынке?
- Конкурентоспособность отечественной металлопродукции на мировом рынке и сегодня достаточно высока. Модернизация нужна для того, чтобы не только сохранить высокие объемы производства, но и прирастить их. Кроме того, она позволит снизить затраты на единицу продукции и оптимизировать производственные процессы. Корпорация ИСД намерена в ближайшие пять лет привлечь и освоить $3,34 млрд инвестиций в модернизацию двух своих основных металлургических предприятий.
Я не вижу причин, по которым эти задачи не могут быть выполнены - если для этого мы приложим все усилия.

 

- Что мешает украинским метпредприятиям перейти на выпуск высокотехнологичной продукции?
- Отсутствие достаточных средств на создание, по сути, новых производств, а особенно - последующих циклов переделов. По самым приблизительным экспертным оценкам, на это требуется не менее $14 млрд. О таких деньгах для отечественных комбинатов говорить сложно. Возможно, они появятся через несколько лет, когда финансово-промышленные группы, с одной стороны, смогут заработать больше денег на продаже металлопродукции за рубежом, а с другой, и я в это верю, поднимется спрос на металл на внутреннем рынке. За это время металлургам необходимо провести международный аудит металлургических активов и выйти на действующий рынок внешних заимствований. Если международная конъюнктура будет благоприятна, я не исключаю, что некоторые отечественные метпредприятия способны освоить все цепочки высокотехнологичного передела. Но, еще раз подчеркну, учитывая масштабность финансовых затрат, целесообразность такого шага будет определяться спросом на рынке.

 

Беседовал Тагир Имангулов

 

- Каким образом собственники предприятий металлургии могут привлечь необходимые для модернизации десятки миллиардов долларов США?
- Украинские металлургические активы еще весьма далеки от соответствия мировым стандартам - они практически не капитализированы и существенно недоинвестированы. Поэтому их финансирование идет в основном за счет собственных средств. Но для масштабной модернизации это гибельный путь. Поэтому однозначно деньги придется привлекать на Западе. В мире достаточно свободных финансовых средств, вот только, чтобы получить доступ к ним, необходимо полностью перестроить менеджмент предприятий, сделать прозрачными финансовые схемы, выйти на рынок IPO. Собственно, эта схема стандартна для всего мира, и Украина не станет исключением. Крупные западные поставщики оборудования договариваются со страховыми компаниями, создается банковский пул, и подписывается контракт на финансирование проекта. Именно таким образом корпорация ИСД , например, работает с австрийской инжиниринговой компанией Voest-Alpine Industrieanlagenbau GmbH по строительству конвертерного цеха на Алчевском меткомбинате.
- Что может сделать государство для того, чтобы помочь собственникам быстрее провести модернизацию и обновить основные мощности?
- Ну, для начала неплохо бы определиться с моделью ограниченной реприватизации и дать сигнал рынку, что революция закончена и акционеры предприятий могут спокойно инвестировать средства, зная, что их собственность священна.
Здесь каждый день промедления может охладить инвестиционный климат на месяцы. Я не думаю, что у правительства есть такой значительный разбег для старта экономических преобразований. Инвестиционный капитал очень пуглив, а это значит, что ставки заимствования будут расти по мере удлинения паузы неопределенности вокруг разрешения проблем оценки прежних приобретений. На мой взгляд, самым эффективным шагом новой власти могло бы стать введение модели ускоренной амортизации для инвестиций, которые по своей масштабности определяют развитие стратегических отраслей страны. В денежном выражении минимальный барьер можно оценить в $50 млн в год при сроке амортизации 3,5-4,5 года.
- Чего не хватает ИСД для того, чтобы замкнуть цепочку: сырье - металл - прокат - реализация на мировых рынках? Каким образом корпорация будет решать эти проблемы?
- В Украине сложилась уникальная ситуация, при которой собственники металлургических предприятий оказались заложниками владельцев горно-обогатительных комбинатов. Ошибки в приватизации фактически отрезали половину меткомбинатов от источников сырья и создали ситуацию, при которой собственники ГОКов стали экономически шантажировать металлургов. В итоге мы получили модель, при которой отечественная металлургия теряет привлекательность на рынке заимствования и утрачивает свое конкурентное преимущество по логистике.
Для себя мы уже нашли решение, но оно достаточно финансоемко и потребует нескольких лет реализации. Государство же может исправить допущенную ошибку гораздо эффективнее и быстрее.

 



 

Качество микроклимата и энергосбережение. Европа нам поможет. Энергоэффективность. РІШЕННЯ. Новая страница 1.

 

Главная >  Инвестиции 

0.0032