Главная >  Энергосбережение 

 

Код доступа к «зеленым инвестициям»В Поволжье создано первое региональное агентство по реализации энергоэффективных проектов в рамках Киотского протокола.. — Россия в свое время активно поддерживала принятие Киотского протокола, однако несколько лет тянула с утверждением национальных правил реализации проектов совместного осуществления (ПСО). В чем причина чиновничьей волокиты?

 

В Поволжье создано первое региональное агентство по реализации энергоэффективных проектов в рамках Киотского протокола. Один из инициаторов идеи, председатель комитета по экологии Государственной думы РФ Александр Косариков видит для новой организации обширное поле деятельности

 

— Много ли мы потеряли, если учесть, что обязательства по снижению выбросов в рамках Киотского протокола вступают в силу в будущем году?

 

— В околоправительственных кругах не было единого мнения, выгодны ли они России. Экономист Андрей Илларионов, будучи в свое время советником президента, убеждал, что обязательства по Киотскому протоколу затормозят темпы роста экономики, так как потребуют больших денежных вливаний в экологическую модернизацию предприятий. Однако реальный экономический сценарий оказался иным: в энергоемких отраслях, прежде всего экспортно ориентированных, техническое перевооружение и внедрение современных ресурсосберегающих технологий вышло на первый план, так как стало залогом повышения конкурентоспособности на внешних рынках. В таких инвестпроектах одновременно решалась и проблема сокращения выбросов промышленных газов. То есть экологические задачи на продвинутых предприятиях постепенно становятся частью промышленной политики.

 

— Правительство не спешило, так как цена, которую европейские инвесторы давали за тонну сэкономленных выбросов, была слишком низкой, – такую точку зрения высказывали некоторые экономисты. Наши предприятия могли обойтись без этих денег?

 

— Россия упустила время для налаживания связей с инвесторами и запуска проектов. Государства Евросоюза и США (хотя эта страна и не является участницей киотских соглашений) уже заключают фьючерсные сделки по ПСО на период реализации Киотского протокола, идет биржевая торговля квотами. Мы стояли в стороне от этого процесса и теряли деньги. В РАО «ЕЭС России» подготовлено 50 проектов на общую сумму более одного миллиарда евро, но эти сделки не могли оформить изза отсутствия правил. В результате деньги пошли на другие рынки, которые подготовились быстрее нас. В частности, на Украину, где киотские инвестиции уже используются для реконструкции шахт и сокращения выбросов метана.

 

— Но, согласитесь, это все равно существенно ниже, чем стоимость выбросов на европейском рынке, – 4050 евро за тонну?

 

— Все относительно: что для мощной компании небольшая сумма – то огромные деньги, например, для провинциального коммунхоза. Сколько бы ни платили инвесторы, это реальные ресурсы, которые ЖКХ взять просто негде. Чем ближе сроки Киотского протокола, тем дороже оценивается снижение выбросов. Если год назад инвесторы давали пять евро за тонну, то сейчас – 10 евро, а к концу года ставки еще возрастут.

 

— Выходит, Россия оказалась предусмотрительной и теперь сможет выторговать более выгодные условия инвестиций?

 

— У нас разные стартовые позиции. Средний российский химический или металлургический завод, эксплуатирующий мощности советских времен, тратит энергии на выработку продукции в полтора­два раза больше, чем его зарубежный конкурент, который ушел вперед в применении прогрессивных технологий и современного оборудования. На высокотехнологичном производстве экономить становится все труднее, и каждый следующий шаг в повышении эффективности требует все более значительных вложений. Для сокращения выбросов российскому предприятию сегодня достаточно инвестировать в техническое перевооружение из расчета 10 долларов на тонну, а, скажем, японскому – 150 долларов.

 

— Какое место в ней займет созданное в июле этого года Приволжское инвестиционное экологическое агентство? Кто стал его учредителем?

 

— Выбросы становятся дороже, но и конкуренция за инвесторов ужесточилась. А мы отстаем в темпах, только сейчас начиная создавать инфраструктуру киотских проектов.

 

— Решение о создании Приволжского агентства по регистрации и аудиту киотских проектов было принято в рамках экономической миссии ПФО в Нидерландах. Значит, отсюда стоит ждать инвестиций?

 

— Сегодня подготовкой проектов и привлечением инвестиций для них в рамках Киотского протокола занимается пять организаций. Это как независимые фонды, так и Энергетический углеродный фонд, дочерняя структура РАО «ЕЭС России». Одна из таких структур – Национальная организация поддержки проектов поглощения углеродов – является соучредителем первого и пока единственного регионального агентства, созданного в Приволжском федеральном округе для реализации проектов по энергетической модернизации промышленных предприятий и системы ЖКХ. Кроме фонда учредителями выступили Торговопромышленные палаты (ТПП) в регионах и московский Институт консалтинга экологических проектов. Агентство будет выступать в роли посредника между инвесторами и предприятиями и заниматься оформлением сделок по реализации проектов.

 

— Какие направления в экономике поволжского региона, по вашей оценке, наиболее перспективны для заключения киотских сделок?

 

— У Нижегородской области с правитель­ством Нидерландов давние деловые отношения. Лет десять назад при его финансовой поддержке в регионе были реализованы пилотные проекты в сфере энергосбережения – по модернизации котельных в одном из северных районов Нижегородской области и уличного освещения в Дзержинске. Теперь мы намерены продолжить сотрудничество на новом уровне. Правительство Нидерландов в рамках тендера проектов совместного осуществления в России заключило контракты на покупку двух миллионов единиц сокращения выбросов, полученных за счет мероприятий по использованию биомассы. Мы рассчитываем привлечь инвесторов и в Поволжье.

 

— Собственников этих предприятий вряд ли надо агитировать за технический прогресс. А что требуется для того, чтобы раскачать такую отрасль, как ЖКХ?

 

— У регионов Поволжья есть широкие возможности для участия в киотских проектах, так как здесь сосредоточено энергоемкое производство: энергетика, химия, металлургия, нефтепереработка, выпуск цемента. ТГК6 и ТГК7 включили в свои планы модернизацию объектов за счет киотских денег. А «Сибурхолдинг» и компания Solvey закладывают использование киотских механизмов в финансирование на стадии проектирования своего завода по производству поливинилхлорида в Нижегородской области.

 

 

— Проблема для муниципальной энергетики заключается в поиске стартовых ресурсов, так как киотские инвестиции предоставляются после реализации проекта на основании жесткого мониторинга сокращения вредных выбросов в атмосферу. Ресурсы могли бы принести региональные частные инвесторы, получив коммунальные объекты – те же муниципальные котельные – в долгосрочную аренду. Но инвестору для принятия решения нужна прозрачная и долгосрочная тарифная политика. Сейчас тарифы в ЖКХ устанавливаются на год, а с учетом сроков окупаемости вложений в этой сфере тарифный коридор должен планироваться минимум на пять лет. Решение я вижу в создании частногосударственного партнерства и благоприятного законодательного климата для привлечения частных инвестиций в коммунальную отрасль.

 



 

Системы и приборы автоматизации идиспетчеризации теплоснабжения. Экономические аспекты солнечноготеплоснабжения. Оборудование уличного освещения ШРЕДЕР. Новая страница 1. Новая страница 1.

 

Главная >  Энергосбережение 

0.0153