Главная >  Потенциал энергии 

 

Лозунг топэнерго - платить. Со времен Владимира Маяковского мы четко знаем обязанности энергопоставляющих объектов — «светить всегда, светить везде». А как насчет оплаты за «свет», чтобы не наступило «дней последних донце»?

 

А. Морозов

 

Вслед за увеличением цены на электроэнергию, отпускаемую НАЭК «Энергоатом» (в мае текущего года НКРЭ повысила «атомный» тариф на 25% — до 14,24 коп., о чем «ЗН» недавно рассказывало), нацкомиссия своим постановлением №636 от 23 мая увеличила розничные тарифы на электроэнергию всем энергопоставляющим компаниям. Для крупных потребителей — на 4,86–5,13% (на 1,64—1,73 коп./кВт•час), в результате чего стоимость электроэнергии выросла до 35,36—35,45 коп./кВт•час; и для остальных — на 4,11—4,18% (на 1,84—1,88 коп./кВт•час), в результате чего тариф для мелких потребителей достиг 46,59—46,9 коп./кВт•час.

 

До 2005 года, как известно, розничные тарифы для промышленных потребителей определялись в зависимости от себестоимости передачи электричества областными линиями электропередачи. Национальная комиссия регулирования электроэнергетики (НКРЭ) с 1 сентября 2005 года перешла на единые тарифы для каждого класса потребителей. Эти изменения не коснулись тарифов на электроэнергию, отпускаемую для бытовых нужд населения, населенных пунктов и внешнего освещения.

 

В конце мая ГП «Энергорынок» по инициативе Минтопэнерго подготовило новую редакцию правил энергорынка и внесло ее на рассмотрение рабочей группы совета Оптового рынка электроэнергии по вопросам доработки правил ОРЭ. Ожидается, что эта редакция будет принята рабочей группой фактически в первозданном виде, а затем предоставлена на согласование и утверждена на очередном заседании совета ОРЭ.

 

Госпредприятие «Энергорынок» уже подвело итоги: за период с 1 по 10 июня средняя цена продажи электроэнергии на Оптовом рынке электроэнергии Украины (ОРЭ) по сравнению с периодом 21—31 мая увеличилась на 11,19%.

 

По регламенту такие нововведения, как изменение правил ОРЭ, должны проходить несколько кругов, включающих расчеты рабочей группы, голосование совета ОРЭ и аудит НКРЭ. Но когда очень хочется, то можно, и уже 19 мая «Временный порядок…» был проголосован на заседании совета ОРЭ, что называется, «с листа», товарищем из Минтопэнерго и представителями компаний, входящих в НАК «Энергетическая компания Украины» (НАК «ЭКУ»), которых в совете из десяти голосующих директоров на то время было шесть.

 

Прежде чем анализировать новшество, напомню: попытки изменить правила в «ручном режиме» уже имели место быть. В мае 2005-го на совете ОРЭ Минтопэнерго выдвинуло версию, что в Украине существует дефицит углей газовой группы и избыток таковых группы антрацитовой (на топливе одной и другой группы работает приблизительно по половине украинских теплоэлектростанций — ТЭС), и сходу предложило принять «Временный порядок учета объемов накопления угля газовой группы на ТЭС энергогенерирующих компаний на осенне-зимний период 2005—2006 годов». Документом в одночасье устанавливалось, что станции, не потребляющие антрацит, должны задействовать в работе минимально допустимый состав оборудования, ну, а антрацитные — на полную мощность.

 

И чего хотят достичь в результате очередных нововведений Минтопэнерго и ГП «Энергорынок»? Сегодня изменениями в правилах рынка, насколько можно судить, прорабатывается механизм, который позволит не только НАЭК «Энергоатом», но и другим энергогенерирующим предприятиям, эксплуатирующим тепловые электростанции, еще больше поднять планку стоимости своей продукции. За счет чего? А вот каким образом: ползучее увеличение цены на электроэнергию для промышленных потребителей предполагается осуществить за счет перехода к собственной заявленной стоимости производителей тепловой электроэнергии, которая будет покрывать растущую стоимость топлива (угля, газа, мазута). Такая методика позволит также некоторым производителям без убытков для своей деятельности компенсировать недостаток дешевого топлива (отечественного, например, угля) использованием более дорогого — хотя бы импортируемого из России природного газа и нефтепродуктов (мазута).

 

Итог: по оценкам экспертов, Украина в результате внедрения «нового порядка» перерасходовала более 150 тыс. тонн угля, что в пересчете на деньги превысило 35 млн. грн. Кроме того, «Временный порядок…» привел к частичному замещению дешевой электроэнергии, производимой АЭС, дорогой электроэнергией, произведенной ТЭС, что привело к росту цены на электроэнергию для конечных потребителей. О таких «пустяках», как неоправданный износ оборудования, вообще помолчим. И 35 млн. грн. достаточно, чтобы спросить: неужели НКРЭ за три года забыла о подобных «граблях»?

 

По рассказам участников процесса внедрения планируемого нововведения, вынужденных довольствоваться ролью наблюдателей в творчестве рабочей группы совета ОРЭ, для создания видимости обсуждения и корректировки новой редакции правил рынка регулярно и активно проводятся заседания временных групп. Вот только подавляющее большинство членов как рабочей группы, так и совета ОРЭ (как и в 2005-м!) составляют представители государственных органов (Минтопэнерго, НКРЭ) или подведомственных Кабмину компаний — предприятий, входящих в НАК «Энергетическая компания Украины».

 

По мнению опрошенных корреспондентом экспертов, последствия таких изменений негативно скажутся на электроэнергетике, так как заметно ослабнут стимулы производителей к снижению стоимости своей продукции за счет изыскания источников дешевого топлива, ослабнут рыночные механизмы, побуждающие предприятия к повышению экономической эффективности работы оборудования, к вложениям средств в его ремонт и модернизацию.

 

Просто после принятия ими положительного решения большинством голосов (в чем у наблюдателей нет ни малейших сомнений) новая редакция правил энергорынка будет утверждаться НКРЭ. После чего правила рынка как неотъемлемая составляющая договора между членами Оптового рынка электрической энергии Украины будут обязательны для исполнения всеми участниками ОРЭ.

 

Посмотрим список нового совета ОРЭ. Глава — Семен Поташник (председатель правления ОАО «Укргидроэнерго»), голосующие директора — Юрий Бочкарев (председатель правления ОАО «Днепрэнерго»), Константин Запайщиков (директор центра взаимодействия с органами госвласти ГП «НАЭК «Энергоатом»), Петр Омеляновский (гендиректор ОАО «Западэнерго»), Геннадий Туранов (гендиректор ООО «Востокэнерго»), Александр Сагура (глава наблюдательного совета ОАО «Прикарпатьеоблэнерго»), Николай Ницак (гендиректор ОАО «АК «Винницаоблэнерго»), Григорий Груба (председатель правления «Крымэнерго»), Андрей Иванчук (директор ГПВД «Укринтерэнерго»), Борис Лисовой (советник гендиректора ООО «Сервис-Инвест»). Неголосующие директора — представители НКРЭ, Минтопэнерго, «Укрэнерго» и «Энергорынка». Такой вот состав. И при этом, замечу, ничего личного.

 

Специалисты подсказывают: будет просто-напросто выгодно или сжигать более дорогие угли, имеющие более высокие качественные характеристики, или (в лучшем случае) «разбавлять» малую толику украинского угля львиной долей высокореакционного иностранного топлива — российским природным газом, к примеру, или мазутом. Отечественные шахтеры могут вначале не пострадать, они вправе тоже повысить цену на свое топливо. Но цена российского угля на нашей границе и так ненамного ниже украинского! Выходит, национальный производитель единственного вида топлива, которого в Украине избыток, искусственно загоняется в эдакий рыночный цугцванг, когда любой ход ведет к проигрышу.

 

Даже непосвященному понятно, что планируемыми изменениями производителей тепловой электроэнергии толкают на путь наименьшего сопротивления: закупочная цена на газ (нефть, мазут) их вскоре может не волновать. Поскольку можно будет переложить бремя цены на промышленных потребителей электроэнергии и не морочиться с более дешевыми, но менее качественными для производства электроэнергии отечественными углями.

 

Рассмотрим пример. Уже сейчас для отдельного производителя (ОАО «Западэнерго» — Бурштынская ТЭС) в Правилах ОРЭ действует аналогичный механизм по полному возврату топливной составляющей. Фактически за счет всех остальных производителей, которые работают по ценовым заявкам. Механизм был введен под предлогом возврата всех необходимых затрат для обеспечения максимального экспорта электроэнергии в страны Европы.

 

Не говоря уж о жирном кресте на национальной программе внедрения энергосберегающих технологий. Ведь в случае введения новых правил энергорынка производителю тепловой электроэнергии будет выгодно увеличивать удельные затраты топлива и собственные нужды на производство электроэнергии. Так как все равно понесенные на топливе затраты вернутся в виде платежей за электроэнергию с Оптового рынка электроэнергии.

 

Получилось как в пословице: «и волки сыты, и овцы целы». Электроэнергия для иностранного потребителя продавалась ГПВД «Укринтерэнерго» по цене ниже той, которая фактически формировалась на Оптовом рынке электроэнергии, и по ОАО «Западэнерго» формировался тариф, который обеспечивал покрытие всех затрат по максимуму, да еще и «с жирным куском масла».

 

Да, Украина экспортирует электроэнергию с Бурштынской ТЭС в Молдову, Словакию, Венгрию и Румынию через Государственное предприятие внешнеэкономической деятельности «Укринтерэнерго», которое покупает ее на Оптовом рынке по установленным Нацкомиссией регулирования электроэнергетики тарифам. В январе—марте экспорт электроэнергии в Венгрию увеличился на 9,4%, до 931,3 млн. кВт•ч, в Молдову — на 11,6%, до 682,7 млн. кВт•ч, в Словакию — на 59,6%, до 75,2 млн. кВт•ч.

 

Несмотря на то, что любое правительство ставит перед собой основные задачи в топливно-энергетической отрасли — снижение удельных затрат топлива, электроэнергии и денежных средств на производство, стимулирование развития отечественного производителя — мы сегодня вправе говорить о проблеме, затрагивающей национальные интересы страны. У производителя электроэнергии для промышленных целей появляется возможность выбирать поставщика топлива, отодвинув на задний план критерий стоимости и экономической целесообразности.

 

Естественно, это «масло», с одной стороны, повышает цену на электроэнергию для конечного потребителя Украины, а с другой — снижает рентабельность (вплоть до убыточности) других производителей электроэнергии, работающих по ценовым заявкам. Результат: на сегодняшний день у Бурштынской ТЭС, несмотря на серьезные капиталовложения, самые высокие удельные затраты топлива на производство электроэнергии среди аналогичных станций и самая высокая закупочная цена на уголь по Украине. (Интересно, что новый, утвержденный в мае 2008-го, совет ОРЭ назначил руководителем рабочей группы совета генерального директора ОАО «Западэнерго» Петра Омеляновского, в эту компанию как раз и входит Бурштынская ТЭС. Наверное, просто совпадение.)

 

В разговоре с корреспондентом Михаил Яковлевич не был склонен считать обсуждаемые изменения правил ОРЭ чем-то трагическим. Наоборот. По его словам, среди прочего эти изменения помогут повлиять на коррупцию и злоупотребления в угольной отрасли. Например, изменения позволят тепловым электростанциям избавиться от бича родных энергетических углей — зольности (наличие в топливе породы), которая достигает, аргументирует депутат, 50 и более процентов. И которую ТЭС и так приходится компенсировать импортным (российским) природным газом или мазутом (официальные данные определяют среднестатистическую зольность добытого в прошлом году угля на уровне 38,8% при показателях 1991-го — 29,8%. — Авт.).

 

Недавно в прямом телеэфире глава Независимого профсоюза горняков (НПГ) и народный депутат Михаил Волынец сообщил страшную для отечественного углепрома вещь: до заполнения рынка Украины дешевыми вьетнамскими и австралийскими углями осталось три года — столько времени нужно, чтобы провести дноуглубительную реконструкцию украинских морских портов, после чего можно будет принимать углевозы с большой осадкой.

 

В советской Украине, напоминает г-н Волынец, угля добывалось в два, а порой и в три раза больше, нежели теперь, при 70-процентной государственной дотации отрасли. Сегодня она централизовано финансируется на уровне около 25%. А если добавить сюда изношенность основных фондов, переход на более глубокие горизонты (следовательно, более дорогие для разработки) и так далее?..

 

Но сам же лидер НПГ напоминает: с 16 мая Украина является полноправным членом Всемирной торговой организации, следовательно, с будущего года страна не сможет на прежнем уровне (согласно правилам ВТО) вливать прямые государственные дотации в углепром. Да, у правительства останутся непрямые рычаги — снижение, к примеру, налогов или более низкие тарифы на электроэнергию, только спасет ли это «пациента»?

 

И коль мы рассказываем о росте экспорта электроэнергии с Бурштынской ТЭС, то параллельно нужно знать, что за тот же период по сравнению с предыдущим годом Украина сократила экспорт электроэнергии на 40,8%, или на 1195,8 млн. кВт•ч — почти вдвое, что вызвано прекращением экспортных поставок в Беларусь, Российскую Федерацию и Польшу. Без созданных лобби преференций мы неконкурентны на внешнем рынке?

 

Отвечая на вопрос, не начнут ли «загибаться» экономические отрасли Украины после вступления в ВТО, руководитель социологической службы «Украинский барометр» Виктор Небоженко как-то сказал: «Скорее отрасли начнут загибаться от административных мер Кабмина, нежели от ВТО!» Не тот ли это рассматриваемый случай? Поскольку то, что лоббирует при изменении правил ОРЭ правительство, в первую очередь выгодно производителям электроэнергии с неконкурентоспособными ценами на свой продукт, оборудование которых большую часть времени находилось в резерве (не работало) и не было до поры до времени востребовано.

 

По предварительным расчетам, в текущем году теплоэлектростанциям, входящим в «Энергетическую компанию Украины», потребуется около 25 млн. тонн угля. Как планировал Кабинет министров, большую часть топлива — 21 млн. тонн — должно поставить государственное предприятие «Уголь Украины», остальное обеспечат частные поставщики и закупки из-за рубежа, в первую очередь из России и Польши (это пока глубоководных портов не нарыли). Но в 2007-м именно государственный сектор угольной промышленности сократил производство почти на 10% (частники дали прирост где-то на уровне 2%).

 

А наш внутренний потребитель «съест» все, да? Средняя цена покупки в ОРЭ электроэнергии в первой декаде июня по сравнению с последней декадой мая увеличилась на 9,3%. Для поставщиков по регулируемым тарифам — на 10,49%, по нерегулируемым — на 4,22%.

 

…«В сто сорок солнц закат пылал, в июль катилось лето…» Еще бы понять, куда катится наш топливно-энергетический комплекс.

 

Если цена российского угля выше отечественного на десятки гривен за тонну (на границе), то польского — на сотни. И при этом Минуглепром предлагает (а парламентский комитет по ТЭК поддерживает эту идею) довести цифру господдержки угольной отрасли в этом году до фантастической суммы в 11,2 млрд. грн. Понятно, что хотят напоследок насытить отрасль накануне ВТОшных ограничений. Но хотелось бы понять также, зачем они «загибают» ее такими административными мерами, как в случае с новой редакцией правил Оптового рынка электроэнергии?

 



 

Значение энергосбережения вСоединенных Штатах. Законодательная и нормативно-пра. Энергоаудит. Мировой опыт повышения эффективности работы пароконденсатных систем. Как вырваться из замкнутого круга.

 

Главная >  Потенциал энергии 

0.0026