Главная >  Потенциал энергии 

 

Новая страница 1. ОАО “Газпром” - это 26% западноевропейского и 90% российского рынка газа, поэтому любые телодвижения в ценовой политике чреваты дестабилизацией не только рынка газа, но и всей экономики. Войти в третье тысячелетие не только страной, паразитирующей на богатейших природных ресурсах, но и страной высоких технологий и технического прогресса - задача не из легких. “Газовая пауза” дала крен не только в нашем топливно-энергетическом балансе, ликвидировав угольщиков “как класс” и трансформировав мазут из топлива для энергетики только в экспортозначимый продукт. Она надломила и энергетический менталитет общества, пренебрегающего как элементарной обязанностью платить за него, так и использованием энергосберегающих технологий - единственно возможным способом выживания в конкурентной рыночной среде. Сжигая газ в топках электростанций, мы лениво взираем на развал отечественной химической индустрии, задыхающейся в отсутствии газового сырья, и тотальное покорение внутреннего рынка химической продукцией стран-потребителей нашего газа. Дело доходит до того, что сообщение о явных проблемах и промахах ее руководства вызывают удовлетворенное злорадство у нашей общественности. Но, пожалуй, самое зловещее во всех ценовых коллизиях - финансовое “обрезание” главной сырьевой отрасли, на которой и зиждется наша экономика. До тех пор, пока этот вопрос цен не будет решен, все остальные проблемы - от лукавого.

 

И. Гайдук

 

Регулирование, выходящее боком

 

Сегодня на смену конфликту рыночников и антирыночников пришли разногласия в сроках и уровне либерализации экономики, в пакете мер по совершенствованию ценообразования на переходном этапе. Основной критерий уровня либерализации сегодня - это степень и содержание регулирования цен и тарифов топливно-энергетических ресурсов, стратегия их участия и влияния на внутренние и мировые рынки. Перекосы в ценообразовании на внутреннем рынке газа подвели нас к ситуации, когда становится болезненным как даже самое незначительное повышение цен, так и их консервация - чем не медицинский диагноз современной экономики?

 

Топливно-энергетический дисбаланс

 

Цены на газ - предмет государственного регулирования. Как известно, с начала 1990-х годов в России осуществлена либерализация цен и тарифов, за исключением ограниченной группы товаров и услуг, к которой был отнесен и природный газ. Государственное регулирование оптовых цен на природный газ было сохранено ввиду его значимости для стабильной работы энергетики страны и других крупных потребителей, создания необходимых условий для дальнейшего реформирования экономики и обеспечения социальных гарантий населению. Сегодня рядовой россиянин платит за газ 4 рубля 70 копеек в месяц, а за пользование услугами энергетиков (электроэнергию и тепло) 200 рублей и выше. Одноразовая поездка на транспорте обходится в 4 рубля. Хорошо это или плохо? Дело доходит до того, что бабушка в отдаленной деревне не отключает никогда газовую плиту - чтобы не тратиться на спички. Дефолт откинул цены на газ с $40-45 до $10, а теперь ему не дают повысить цены для индивидуального потребителя до 11 рублей в месяц! По информации “Газпрома”, за 1992-1998 годы цены в целом по промышленности возросли в 5075 раз, тарифы на железнодорожные перевозки - в 7300 раз, цены на строительно-монтажные работы - в 12600 раз, на топливно-энергетические ресурсы - в 11520 раз (тарифы на электроэнергию - в 12400 раз), в то время как цена на газ с учетом акциза возросла в 6238 раз. Длительное замораживание цен на газ в условиях постоянного роста издержек в добыче и транспортировке газа привело в 1999 году к убыточности его поставок на внутреннем рынке, даже несмотря на снижение с 1 января 1999 года акциза на газ с 30% до 15%. Хронический дефицит финансовых ресурсов для поддержания достигнутых объемов добычи газа мог нарушить газоснабжение всех секторов российской экономики и населения и тем самым нанести серьезную угрозу энергетической безопасности страны в целом. С ноября 1999 года средняя оптовая цена на газ была повышена на 15%, в течение 2000 года цена повышалась дважды, что обеспечило ее рост в среднем на 21% (до 370 руб. за 1 тыс. мЗ), с 18 января 2001 года цена возросла еще на 18% и ее средний уровень доведен в настоящее время до 440 руб. за 1 тыс. мЗ. Таким образом, общий рост цен газа за период с ноября 1999 года по 20 января 2001 года (15 месяцев) составил 64%. Это позволило ликвидировать убыточность поставок газа на внутренний рынок, а также улучшить с помощью действующего механизма трансфертного ценообразования показатели финансовой отчетности дочерних организаций “Газпрома”. Но несмотря на все предпринятые меры по повышению оптовых цен на газ, это не привело к существенному улучшению финансового положения отрасли, поскольку за это время оптовые цены промышленности выросли в 2,2 раза, топливо подорожало в 3,6 раза, т.е. произошло дальнейшее относительное удешевление газа по сравнению с остальными товарными группами, в том числе и в сравнении с продукцией других отраслей ТЭК. Таким образом, установившаяся практика регулирования цен в газовой отрасли наглядно показывает низкую эффективность действующих методов раздельного государственного регулирования субъектов естественных монополий и других отраслей ТЭК, вызывает необходимость пересмотра ценовой политики его газового сектора. Но в какую сторону двигаться?

 

Кому вершки, а кому - корешки

 

В настоящее время в пересчете на сопоставимое качество газ - наиболее экологически чистый и эффективный вид топлива - дешевле в 6-8 раз мазута и в 1,5-2 раза угля. Безусловно, сохранение цены газа на практически неизменном уровне способствовало некоторому сдерживанию инфляции издержек в отраслях, потребляющих газ в больших объемах (электроэнергетика, металлургия, производство химических удобрений и стройматериалов и др.), однако не смогло решить всех проблем, связанных с кризисом российской экономики. Во-первых, это привело к перекосу топливно-энергетического баланса в сторону газа. Так, доля газа в топливно-энергетическом балансе страны, с учетом гидроэнергетики, атомной энергетики и нетрадиционных источников энергии, - около 50%, а в углеводородном сырье - 64%. Использование газа в европейской части России составляет 84%. К примеру, в Западной Европе в 2000 году уровень газа в топливном балансе составляет 21%, предполагается за 20 лет увеличить эту долю до 27%; в топливном балансе США доля газа 26%, до 2010 года рост не предполагается. Сегодня стоимость 1000 кубов газа для населения в России $10, для промышленности $13, В Европе соответственно $380 и $16 Самое простое объяснение данной ситуации - мы газовая держава. Но зачем же умалчивать при этом, что мы, к тому же, еще и угольная и нефтяная держава. Почему тогда цены на нефть и уголь внутреннего рынка практически равны европейским ценам, а цены на бензин выше, чем в США? Для сведения, в США доля используемого угля составляет 32%. У нас - 18% и при этом ежегодно уменьшается, несмотря на то, что запасами угля мы обеспечены на 800 лет вперед. Покупая наш газ, европейские страны (к примеру, Польша, Германия, Турция) завалили нас химической продукцией, из него произведенной. Мы же преуспели только в его варварском сжигании как в топках электростанций, так и на нефтяных месторождениях. Огромное количество дармового газа, по сути, развратило потребителей. Пропал не только стимул к его своевременной оплате (для чего “Газпрому” пришлось даже создавать самостоятельную структуру по сбору платежей - “Межрегионгаз”), но у них отбили и всякую охоту внедрять ресурсосберегающие технологии. Сегодня, только благодаря “усилиям” РАО “ЕЭС России” по взвинчиванию цен на электрическую и тепловую энергию, производитель стал задумываться о цене своих неэффективных технологий. Но и энергетикам не мешало бы преуспеть в переходе на новые эффективные технологии, а то, глядишь, процесс натурального хозяйства - строительства собственных электростанций в нефтяных компаниях и на нефтехимических производствах - стал набирать обороты. Так, в “Сургутнефтегазе” покупная электроэнергия от “Тюменьэнерго” обходится в 40 коп./кВт*ч, а с собственной ГТУ - всего 20 копеек. Переход на газ – путь, по которому идет весь цивилизованный мир, но он должен сопровождаться технической революцией у потребителя. В энергетике, например, действующий комплекс котел - паровая турбина должен быть дополнен газотурбинными электрогенерирующими установками с поднятием КПД электростанций с 23% до 58% и ТЭЦ с 35% до 90%. Именно такой путь развития определен в энергетических стратегиях ЕС и США. Наряду с этим, и Западная Европа, и США увеличивают долю мазута и угля в топливном балансе. Германия за последние 20 лет, благодаря технологическим новациям и разработке нового оборудования, внедряет в промышленность технологию обогащения угля с удалением большей части золы и доводит долю угля в топливном балансе до 25%. Еще в 1980-е годы, после выхода на высокий уровень добычи газа, энергетикам России была предоставлена “газовая пауза”. Тянется она, как видим, до сих пор. Если до ее начала газ и мазут были резервным топливом, то сегодня сжигаем практически один газ, полностью разорив угольщиков и перенаправив мазут на внешний рынок. Последний перерабатывает этот “полуфабрикат” и снимает пенки с нашего же рынка. Кстати, в Западной Европе мазут уже давно не жгут, а перерабатывают в бензин, дизельное топливо и бытовое печное топливо, которые сжигаются с высоким уровнем КПД (до 80%). Доля мазута в топливном балансе России стремительно снижается, а его экспорт за последние годы растет с ежегодным темпом в 20%. Мазут становится в отопительный сезон настолько дефицитным, что для сдерживания экспортных потоков наше правительство периодически вводит ограничения. Даже ТЭЦ, спроектированные технологически связанными с НПЗ трубопроводом для подачи мазута, считают сегодня супердорогостоящий мазут резервным топливом. Изменить сложившийся сегодня топливный баланс стоит огромных вложений - перейти на новые технологии сжигания угля и мазута у энергетиков нет денег. “Газпром” вызвался было им помочь, но реализовать в полном масштабе этот переход не хватит сил и у него. Перекосы энергобаланса чреваты самыми негативными для нас последствиями - снижением нашей энергобезопасности, конкурентоспособности и падением ВВП.

 

Беззубая эффективность

 

Воспринимающиеся как благо для экономики низкие цены на газ - противоестественный регулятор. “Поддерживая” экономику страны с явно сырьевой направленностью, государство подрывает финансовые и инвестиционные основы основной сырьевой отрасли. По оценке экспертов, запасов газа в России хватит на 80 лет (получается эта цифра делением запасов “Газпрома” на его добычу). Безусловно, запасы газа у нас больше, чем запасы компании на какую-то определенную дату. Только на ноябрьском совещании в Новом Уренгое затрагивался вопрос использования низконапорного газа, запасы которого на Ямале соизмеримы с запасами такого крупного месторождения, как Заполярное. Но вот денег, чтобы их добыть, нет. За последние восемь лет “Газпром”, по словам Алексея Миллера, “проел” 3,7 трлн мЗ своих запасов. Дефицит инвестиций только по ОАО “Газпром” за 1998-2000 годы составил около $12-14 млрд, что привело к падению добычи газа на 4% (до 523 млрд мЗ). При этом считается, что необходимые объемы инвестиций могут быть обеспечены за счет экспортной выручки “Газпрома”. Однако постоянно растущие издержки по добыче и транспортировке газа снижают эти возможности, а имеющаяся задолженность российских потребителей (как текущая, так и ранее накопленная) не позволяют рассматривать экспортную выручку в качестве достаточного финансового обеспечения перспективных планов по восстановлению и развитию добычи газа. Снижение добычи - это, прежде всего, снижение поставок внутреннего рынка, сокращение экспортного потенциала. Значит, низкие цены провоцируют дефицит газа на обоих сегментах рынка, вызывают, в конечном итоге, напряженность топливно-энергетического баланса, сбои в энергоснабжении, социальную напряженность. Так, за что боролись, на то и напоролись?

 

“Газпром” уполномочен заявить

 

На совещании в Новом Уренгое Владимир Путин заметил, что благодаря “Газпрому” мы выходим из затяжного кризиса, в котором экономика России находилась длительный период времени. По словам президента, положение предприятий отрасли в среднем лучше, чем по промышленности, но есть еще огромные незадействованные возможности. Однако, по его мнению, отрасль может работать гораздо эффективнее и приносить гораздо большую прибыль стране. Но возможно ли повышение эффективности без роста цен на газ? Один из рецептов дал сам президент, подчеркнув необходимость изменения форм государственного регулирования газовой индустрии, внедрения новых принципов ценообразования по всей технологической цепи - от добычи до конечного потребителя. Он также обратил особое внимание на проблему посредников в газовой отрасли. По словам президента, разница между ценами, по которым российский газ продается в некоторых европейских странах, и экспортными ценами “Газпрома” составляет 2,5-3 раза - получается, что добыча и транспортировка до границы оценивается в 2 раза дешевле, чем конечная доставка до потребителя. По оценке президента, эта разница равняется годовому доходу государства, и значительную долю прибыли, более того, необоснованно большую долю прибыли, забирают именно посредники и внутри страны, и за рубежом. Действительно, избавление от посредников - этот путь наращивания собственного финансового потенциала, прошли многие компании, избравшие путь вертикальной интеграции. Но с этого пути “Газпром” как раз и пытаются столкнуть, проводя в нем либеральные реформы и дробя его и его рынок. Относительно посредников за рубежом и повышения доходов - эта задача сегодня “Газпрому” неподъемная. В той же Европе сети - не его собственность, поэтому “Газпром” сегодня выступает как продавец сырья посреднику. И выжать его с рынка конечного покупателя и политическими, и экономическими средствами - такую задачу поставили и осуществили страны ЕС. В капиталистическом мире все продается и все покупается. Но сегодня скупить всю логистическую цепочку от крана на границе до конечного потребителя “Газпрому” не по зубам. Есть и у него примеры, причем очень удачные, долевого участия в строительстве новых газовых сетей, но разом переломить систему поставщик-посредник-покупатель не удастся. Сэкономить средства и компенсировать потери бюджета возможно при расходах на транспортировку. “Газпром” твердо намерен участвовать в строительстве газопроводов, по которым газ идет на экспорт. Прежде всего, речь идет о газопроводах Северо-Запад по дну Балтийского моря (предназначен для экспорта газа в Германию) и Запад-Восток, который ориентирован на китайский газовый рынок (при этом не исключается возможность участия “Газпрома” в освоении Ковыктинского газоконденсатного месторождения). Только так можно будет решить вопрос транзитных государств и транзитных цен, а вместе с ним и посредников.

 

Не допустить системный кризис

 

ОАО “Газпром” подготовлены предложения по поэтапному совершенствованию цен на газ на период до 2005 года, предусматривающие доведение их до уровня, обеспечивающего полное самофинансирование добычи, транспортировки, хранения и реализации газа российским потребителям. Среди других целей, которые предполагается решить в рамках данной программы, предусматривается дифференциация цен газа в зависимости от направлений и эффективности его использования, сезонности поставки; полная ликвидация сохраняющегося до настоящего времени перекрестного субсидирования. К 2010 году намечено выйти на оптимальные соотношения цен газа с ценами на уголь и мазут. По мнению “Газпрома”, заранее объявленный график ежегодного повышения в среднем на 30% (без учета текущей инфляции) оптовых цен на газ позволит потребителям безболезненно адаптироваться к растущим ценам на газ, принять меры по снижению энергоемкости своей продукции. Как считают в компании, альтернативы программе контролируемого повышения цен на газ в настоящее время не существует, и это уже признается не только специалистами газовой отрасли, но и их оппонентами - энергетиками, химиками, металлургами и представителями других отраслей, приступившими к разработке практических мер по диверсификации своих топливных балансов. Действительно, повышение цен на газ имеет в своей основе достаточно весомое и объективное экономическое обоснование. Стабилизация и наращивание добычи газа в соответствии с растущими потребностями российской экономики и экспорта невозможны без соответствующего ввода в эксплуатацию новых месторождений газа, себестоимость разработки которых на порядок превышает издержки по действующим месторождениям. И с этим нельзя не согласиться. По мнению ФЭК России, вместе с тем, эти процессы должны быть соответствующим образом оценены, управляемы и контролируемы. Причем предварительные экономические оценки намечаемых вариантов перспективного развития добычи (освоение новых месторождений) и системы транспортировки газа (строительство новых магистральных газопроводов) должны быть сделаны регулирующими органами уже на этапе рассмотрения и принятия этих вариантов, а не после их реализации. Соглашаясь с тенденцией роста общих издержек по газу, нужно быть уверенным, что при выборе перспектив развития отрасли были приняты наиболее оптимальные решения. Таким образом, разработка механизмов контроля и управления перспективными затратами на производство и транспортировку газа представляется актуальной не только в связи с необходимостью экономической оценки осуществляемых в отрасли мероприятий по повышению эффективности производства и управления. Она будет также весьма полезна при обосновании направлений и параметров государственной ценовой и налоговой политики в отношении газовой отрасли. Между тем, попыток проведения глубокого анализа последствий для экономики и населения повышения совокупных затрат и цен на газ до настоящего времени не предпринималось. Имеющиеся оценки последствий такого повышения основаны в основном на сравнении конкурентоспособности производителей экспортоориентированных видов продукции (химические удобрения, металлопродукция и некоторые другие). Однако данный подход не вполне корректен, так как не учитывает последствий повышения для внутреннего потребительского рынка (оптового и розничного), уровень и структура затрат и цены которого существенно отличаются от европейского и мирового уровня. Как показывают макроэкономические расчеты специалистов “Газпрома”, в условиях более чем 5-кратного роста чистой прибыли отечественных производителей ежегодное 20%-ное повышение цен на газ снизит доходы потребителей газа на 6-8 млрд рублей, что составляет 1,5-2,5% их прибыли. ФЭК все же считает, что данные оценки не учитывают мультипликативного эффекта в экономике от повышения цен на газ. Учитывая сохраняющуюся высокую энергоемкость российской экономики и ее ограниченные финансовые возможности для ускоренной модернизации производства, господство в основном затратных методов ценообразования в отраслях - основных потребителях газа, невысокий уровень платежеспособного спроса большинства промышленных и бюджетных потребителей и населения, отсутствие эффективных антимонопольных механизмов по сдерживанию цен на альтернативные энергоносители, есть основание считать такие оценки последствий повышения цен на газ чрезмерно оптимистичными. Однако другого пути, по всей видимости, не существует, и необходимо предпринять все возможные меры, включая, в необходимых случаях, меры законодательного и административного характера, по минимизации возможных неучтенных негативных последствий для экономики и населения неизбежного повышения цен на газ и тарифов на его транспортировку. Алексей Миллер отметил готовность “Газпрома” отстаивать 24%-ное повышение цен на газ. При повышении цен на 1% инфляция возрастает лишь на 0,025%. Сейчас экспортная цена на газ составляет $110 за 1 тыс. м Правда, учитывая мировое падение цен на нефть, цена на российский газ тоже будет меняться: при $16-18 за баррель нефти марки Brent газ будет стоить $90-95 за 1 тыс. м3, при цене ниже $10 за баррель - около $80 за 1 тыс. м3.

 

 

На совещании по ТЭК в Новом Уренгое, Владимир Путин заметил: “Куда ни ткни, везде энергетика, а в энергетике у нас все начинается с газа”. Чтобы все газом и не закончилось, необходимы взвешенные меры по решению ценовых проблем отрасли и адекватному топливно-энергетическому сбалансированному развитию страны. Безусловно, наряду с внешними воздействиями отрасль нуждается и в повышении внутренней эффективности. В планах “Газпрома” - сокращение издержек и концентрация финансовых ресурсов на профильных видах деятельности, избавление от затратных активов. Инвестиционная программа “Газпрома” на 2002 год как раз и направлена на снижение затратной части бюджета компании. Эти меры - среди приоритетных, нацеленных на рост добычи газа и экспорта, а также на выход на прямые поставки газа в Европу, минуя посредников. Эти меры, по мнению руководства компании, помогут компенсировать потери бюджета от падения мировых цен на нефть. Правда, объем добычи по итогам 2001 года ожидается на уровне 512 млрд. м3 против 523 млрд. м3 в 2000 году . Планируется к 2008 году рост объема поставок в страны дальнего зарубежья до 175-205 млрд. м3 против 129 млрд. м3 в 2000 году.

 



 

Энергозависимость — выгода. Япония не ждет РАО. Экологический дом. Энергоэффективные и энергосберег. ПОСТАНОВЛЕНИЕ N 832.

 

Главная >  Потенциал энергии 

0.0027