Главная >  Потенциал энергии 

 

Тяжелое бремя энергопотерь. д.э.н., профессор

 

Александр Некрасов,

 

Ресурсная база энергетического комплекса позволяет уверенно считать, что Россия будет и в перспективе обеспечена всеми видами топлива и энергии в объемах, которые необходимы для устойчивого развития экономики. Оценка состояния и перспективные возможности ТЭК страны даны в «Энергетической стратегии России на период до 2020 года», утвержденной правительством РФ в 2003 г. В то же время, роль и значение энергетического комплекса в перспективе будет меняться как в макроэкономической политике государства, так и в связи с проблемами и задачами, требующими решения в отраслях ТЭК.

 

Отечественный топливно-энергетический комплекс решает три основные задачи: он полностью обеспечивает нужды страны в энергетических ресурсах, наполняет основную часть валютных поступлений с мировых рынков и с 2004 г. финансирует Стабилизационный фонд федерального бюджета, который был создан для страхования последнего от рисков, присущих открытой экономике. Начиная с 1998 г. (когда в России был экономический кризис), ТЭК растет по производству всех видов энергии и в целом добился более низкого уровня затрат на 1 руб. товарной продукции, чем вся промышленность. В 2004 г. суммарный экспорт топливно-энергетических ресурсов составил 106 млрд. долл. или 58% от валютных поступлений в РФ.

 

С другой стороны, достигнутый уровень развития ТЭК относительно мал для уверенного базирования экономики только на его успехах. Добыча и производство первичных энергетических ресурсов в расчете на одного постоянного жителя России составляет всего 8,3 т нефтяного эквивалента (т н.э.), в том числе нефти – 3,2 т/чел. Эти показатели кратно ниже, чем в добывающих нефть и газ странах Персидского залива, Норвегии и др., где финансовые накопления от экспорта углеводородов позволяют иметь процветающую экономику и дают возможность масштабно направлять избыточные нефтедоллары в те сегменты рынка, которые надежно страхуют такую экономику.

 

Доминирование топливно-энергетического комплекса в экономике России означает, что страна с огромным природным, материальным и людским потенциалом стала прямо зависеть от успехов этого комплекса, в первую очередь от финансовых поступлений при продажах нефти и газа. При этом необходимо постоянно иметь в виду, что сегодня масштабное развитие ТЭК сопровождается отставанием в росте других производительных секторов экономики, особенно отраслей последних технологических переделов и конечной продукции с высокой добавленной стоимостью.

 

В результате перестройки экономики и полного использования имеющегося потенциала энергосбережения, по оценке, содержащейся в Энергетической стратегии-2020, при намечаемом росте ВВП в 1,5–1,7 раза в 2010 г. и 2,2–3,3 раза – в 2020 г. по сравнению с 2000 г., будет возможным удержать рост спроса на первичные энергоресурсы на внутреннем рынке страны всего в 1,03–1,12 и 1,15–1,28 раза соответственно. Эти оптимистические оценки основаны на ожидании быстрых результатов структурных изменений в экономике и полной реализации за ближайшие 15 лет потенциала энергосбережения в 250–300 млн т н.э., который существовал в стране в 2000 году.

 

Поэтому первоочередной задачей, стоящей перед экономикой страны является не только ставка на экспорт углеводородов, а активная перестройка структуры экономики за счет ускоренных темпов развития отраслей с высокой добавленной стоимостью продукции и относительно низкой энергоемкостью. Она должна сопровождаться опережающим обновлением производственных технологий и активными мерами по экономии энергии. Это позволит снизить энергоемкость экономики, которая в настоящее время составляет в расчете на тысячу долларов ВВП около 3 т н.э.; при этом ее электроемкость – 3,3 тыс. кВт • ч, а теплоемкость – 7,8 Гкал.

 

Параллельно с перестройкой структуры экономики необходимо устранить имеющиеся большие технологические потери в ТЭК. Прежде всего, это огромные потери электроэнергии и тепла при их транспортировке, что сразу бы дало целый ряд положительных эффектов: снизились загрузка генерирующих мощностей и эксплуатационные издержки, увеличилась возможность поставки энергии конечным потребителям и т.д.

 

Однако представляется, что темп намечаемых изменений принят очень высоким и может быть выдержан только при сохранении благоприятных условий в течение всего периода. Поэтому можно ожидать, что еще длительное время российская экономика будет зависеть от ТЭК не только как поставщика топлива и энергии, но и как одного из главных источников налоговых и валютных поступлений.

 

Одной из причин роста потерь стало несоответствие электрических сетей и пропускных способностей линий электропередачи, созданных при плановой экономике, современным условиям спроса на электроэнергию. В бывшем Советском Союзе электрическая сеть формировалась по критерию минимума затрат при жестких ограничениях на дублирование линий и их пропускные способности. Они не были, естественно, ориентированы на требования рыночной экономики.

 

С 1991 по 2002 гг. потери электроэнергии в электрических сетях возросли на 28%. В результате, за 10 лет годовой перерасход топлива увеличился на 7 млн. т н.э., что повысило эксплуатационные издержки только по этой статье расходов на 200 млн. долл. И этот перерасход ложится на потребителя электроэнергии. И хотя он объясняется в основном коммерческими потерями, потребителю от этого не легче. Потому что потери включены в себестоимость, которая из-за этого растет.

 

Если учесть потери тепла, которые приходятся на население и социальную сферу в системах централизованного теплоснабжения (СЦТ), то реально доставляемое в дома тепло составляет только 57% от тепла, произведенного для этой цели. Массовое развитие СЦТ получили в советское время, начиная со второй половины 1950-х годов, для обеспечения теплом быстро строящегося жилья. Тогда цена энергии была низкой, что позволяло идти на ее высокие потери. Но в сегодняшней экономике это решение жестко наказывает потребителей тепла, в первую очередь население.

 

Потери в централизованном теплоснабжении сегодня в среднем по стране составляют 31% от производства тепла. Это колоссальная величина, т.к. если пересчитать ее на перерасход топлива, то он составит 56 млн. т н.э. в год, или свыше 1,6 млрд. долл. дополнительных издержек. Этот потенциал можно реализовать за счет перехода к сооружению теплотрасс с современной, например пенополиуретановой, изоляцией. Тогда потери могут быть снижены до 3–5%. Но у российских компаний, которые занимаются теплоснабжением, нет инвестиций для полноценного и масштабного перехода на новые технологии.

 

Технологии сооружения долговечных высокоэкономичных теплотрасс известны, но они дороги для массового использования в сегодняшних российских экономических условиях. На восстановление только теплотрасс до нормального уровня необходимо, по имеющимся оценкам, затратить 25 – 30 млрд долл. Это финансово недоступно ни теплоснабжающим компаниям, ни оплачивающим тепло его потребителям. Коммерсанты, которые начинают заниматься этим бизнесом, быстро из него уходят, понимая, что он практически не эффективен.

 

Последнему приходится оплачивать все произведенное тепло из-за невозможности контролировать его реальное поступление. В результате, только за потерянное тепло в СЦТ население и социальные учреждения переплачивают примерно 1 долл. в год в расчете на 1 м 2 их общей площади по официальному валютному курсу. По паритету покупательной способности, что более точно отражает соотношение валют, размер переплаты возрастает до 3,8 долл./м 2 в год.

 

Анализ динамики внутреннего энергопотребления последних лет показывает, что энергосбережение в стране сдвинулось с мертвой точки. Однако пока нельзя считать, что здесь уже есть устойчивая тенденция. Даже при активном развитии этого процесса еще длительное время энергоемкость российской экономики будет выше по сравнению с ведущими странами мира.

 

Проблема теплоснабжения страны пока не имеет содержательного решения, нет и закона о теплоснабжении, хотя он готовится уже несколько лет. Нужны новые, социально справедливые предложения. Пока их нет, а идти по пути простого восстановления разрушающихся систем теплоснабжения бесперспективно. Но решать эту задачу надо быстро, т.к. теплоснабжение – жизнеобеспечивающая отрасль.

 

Экономическая политика бывшего СССР строилась на жесткой дифференциации в использовании высококачественных материалов, металлов, техники и технологий. Подавляющая их часть направлялась в отрасли ВПК. Остальные сектора экономики получали ресурсы по остаточному принципу. Несоответствие качества этих ресурсов социальным и экономическим задачам компенсировалось массовым перерасходом имевшейся дешевой энергии и интенсивной нерациональной эксплуатацией объектов энергетического сектора страны.

 

Это связано как с объективными условиями жизни страны, так и с последствиями экономической политики бывшего СССР. Россия, самая холодная страна мира, на теплоснабжение сегодня расходует 40–43% всех потребляемых первичных топливно-энергетических ресурсов. Высоки энергетические расходы на транспорте из-за дальности перевозок. Для пассажиров, с учетом городского транспорта, в среднем они составляют 150 км, а грузов – 1,5 тыс. км.

 

Продолжение использования устаревших технологий и изношенного оборудования, в том числе энергетического, требует высоких затрат на их энергоснабжение, обслуживание и поддержание в рабочем состоянии. Но переход к энергоэкономным технологиям сдерживает дефицит инвестиционных ресурсов во многих отраслях национальной экономики. Все это не позволяет считать, что только за счет повышения цен на топливо и энергию можно добиться большой экономии энергоресурсов. Однако такая точка зрения существует в России, и ее придерживаются многие специалисты.

 

Энергосбережение, конечно, будет сильным фактором регулирования спроса на топливо и энергию. Но следует иметь в виду, что основной объем его потенциала заключен в существующих энергетически расточительных зданиях, сооружениях, технологиях, которые трудно реконструировать в короткие сроки. Только в жилых и общественных зданиях потенциал первоочередной экономии энергии оценивается не менее чем в 70 млн. т н.э. Около 80% жилого фонда страны составляют теплорасточительные здания; расход топлива в двигателях внутреннего сгорания в расчете на единицу перемещаемого веса ниже всякой критики; энергетические расходы при эксплуатации плавильного, нагревательного и другого оборудования остаются расточительными и т.д.

 

Переход к хозяйствованию на рыночных основах требует пересмотра экономических, в первую очередь ценовых, соотношений. В доставшейся от СССР тяжелой, энергетически расточительной структуре экономики «перекос» цен на топливо и энергию стал одним из реальных тормозов экономического подъема. Ни бюджеты населения, ни оборотные средства многих производственных предприятий до настоящего времени не выдерживают давления со стороны цен на топливо и энергию, когда последние отвечают равновесному соотношению спроса и предложения на энергоресурсы. Отсутствие четкой ценовой политики сдерживает внедрение энергосберегающих мер и существенно ограничивает рыночную привлекательность российских компаний.

 

Поэтому неизбежно сохранение еще в течение длительного времени технико-технологического состава и структуры потребителей энергии и ТЭК (особенно в части естественных монополий), которые сформировались в другой, нерыночной экономической среде. Это делает необходимым проведение взвешенной долгосрочной государственной политики по регулированию рыночных отношений в энергетическом комплексе.

 

Все эти особенности требуют выработки специального подхода к энергосбережению. Его следует рассматривать как непрерывный процесс улучшения использования энергии в постоянно изменяющихся условиях развития российской экономики. Необходимо создание экономических и законодательных механизмов, которые будут адекватно реагировать на особенности состояния энергоемкой экономики страны.

 

Следует также учитывать, что пока многие из российских компаний основные усилия направляют на сохранение своей ниши на рынках товаров и услуг. В этих условиях инвестиции в энергоэкономные технологии не являются для них приоритетными и откладываются на будущее. Замены начинаются только тогда, когда наступает физическое разрушение оборудования и то с опозданием.

 

______________________________________________________________________

 

Для инициирования мер по снижению затрат на топливо и энергию в 1996 г. был принят Федеральный закон «Об энергосбережении». Но он рамочный, а чтобы энергосбережение заработало, нужны четкие законодательные акты направленного действия, позволяющие стимулировать и управлять развитием энергосберегающих процессов в разнообразных условиях российской экономики. Без этого снижение энергоемкости будет идти медленно.

 

- Энергоемкость экономики в настоящее время составляет в расчете на тысячу долларов ВВП около 3 т н.э.; электроемкость экономики – 3,3 тыс. кВт. ч.; теплоемкость – 7,8 Гкал.

 

- В 2004 г. суммарный экспорт топливно-энергетических ресурсов составил 106 млрд. долл. или 58% от валютных поступлений в РФ.

 

- За 10 лет годовой перерасход топлива увеличился на 7 млн. т н.э.

 

- С 1991 по 2002 гг. потери электроэнергии в электрических сетях возросли на 28%.

 

- За потерянное тепло в СЦТ население и социальные учреждения переплачивают примерно 1 долл. в год в расчете на 1 м 2 их общей площади.

 

- Потери в централизованном теплоснабжении сегодня в среднем по стране составляют 31% от производства тепла.

 

_________________________________________________________________________

 

- Потенциал первоочередной экономии энергии оценивается не менее чем в 70 млн. т н.э.

 

- Центральная задача сегодня состоит в повышении энергетической эффективности отечественной экономики за счет перехода к активному энергосбережению в инфраструктурных сегментах отраслей ТЭК.

 

- ТЭК России не может самостоятельно обеспечить устойчивое развитие экономики страны в течение длительного времени. Необходимо стимулировать опережающий рост отраслей с высокой добавленной стоимостью продукции.

 

 

- Дефицит инвестиционных ресурсов делает целесообразным предложить зарубежным инвесторам вкладывать средства в энергосбережение в России. Сэкономленные при этом объемы топливно-энергетических ресурсов будут обеспечивать возврат вложенного капитала. Здесь могут быть найдены взаимовыгодные компенсационные схемы инвестирования, которые позволят ускорить процесс энергосбережения

 



 

2. Повышения энергоэффективности ро. ГОСУДАРСТВЕННА ПОДДЕРЖКА РАЗВИТИ. Топливные пеллеты из Запорожья. Беларусь к 2020 году снизит энер.

 

Главная >  Потенциал энергии 

0.0152