Главная >  Потенциал энергии 

 

Членство или безопасность. В. Кузнечевский

 

Лучше поступиться ВТО, чем собственными энергетическими интересами

 

Но российский президент упрек в эгоизме на свой счет не принял. Выждал. А 1 марта опубликовал в The Wall Street Journal статью под названием «Энергетический эгоизм – это путь в никуда» («Energy Egotizm is a Road to Nowhere»), где расставил все точки над i с новых российских позиций. «В современном очень взаимозависимом мире энергетический эгоизм – это тупиковый путь, – заявил президент. – По нашему глубокому убеждению, перераспределение энергии исходя лишь из приоритетов небольшой группы наиболее развитых государств не отвечает целям и задачам глобального развития. Мы будем стремиться к формированию такой системы энергетической безопасности, которая учитывала бы интересы всего мирового сообщества».

 

Когда в декабре прошлого года президент России выступил с предложением сделать главной идеей экономического развития мирового сообщества на предстоящие два–два с половиной десятилетия идею энергетической безопасности, западная общественность восприняла эту новость скептически, потому что посчитала это проявлением российского эгоизма. Дескать, Москва располагает огромными запасами энергетического сырья, и все, к чему она стремится, – обезопасить свои богатства.

 

Между тем ратифицировать этот документ Москва отказывается категорически. Причина этого отказа заключена в самом тексте хартии, где говорится о необходимости развития «открытого и конкурентного рынка энергетических продуктов, материалов, оборудования и услуг».

 

Все крупные западные газеты отвели статье В. Путина первые полосы, а в пятницу 17 марта председатель Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу прибыл в Москву и имел 3,5-часовую беседу с российским президентом в Ново-Огареве, в ходе которой обсуждалась проблема энергетической безопасности в ее московском толковании. Однако европейский гость заявил позицию, которая в корне отличалась от идеи Путина. Европа, сказал он, стремится к равному энергетическому партнерству с Москвой, а оно может быть достигнуто только в том случае, если российский парламент в ближайшее же время ратифицирует Европейскую энергетическую хартию 1991 г., которую Москва подписала в 1993 г. Попросту говоря, это был ультиматум. Баррозу даже пригрозил, что если российский парламент не ратифицирует хартию, то у России могут возникнуть крупные проблемы со вступлением в ВТО.

 

Формулировка, на которую сослался председатель Еврокомиссии, внешне очень элегантно упакована, но фактически речь в ней идет о передаче экспортной трубы «Газпрома» под международный контроль.

 

В разговоре с российским президентом Баррозу сослался на то, что в тексте хартии есть прямое указание на необходимость создания «международных коммерческих энергопередающих систем». Страны–члены ЕС, сказал он, хотели бы транспортировать российский газ, но для этого европейские компании должны получить доступ не только к разработке российских газовых месторождений, но и к экспортной трубе «Газпрома».

 

Глава Минпромэнерго Виктор Христенко пояснил недавно, что акт ратификации Европейской энергетической хартии если и возможен, то только при условии подписания «Протокола по транзиту», текст которого находится в настоящее время в стадии обсуждения. Позиция России по этому протоколу сформулирована все тем же главой Минпромэнерго: протокол должен создать «понятную и прозрачную правовую среду, гарантирующую соблюдение интересов экономических субъектов России».

 

Москва же твердо стоит на том, что ни о каком иностранном доступе к магистральным трубам «Газпрома» речь не идет и идти не может.

 

К слову сказать, хартию, которая вступила в силу в 1998 г., когда ее текст ратифицировали 13 из 49 подписавших ее стран, до сих пор не ратифицировал ни один из крупных европейских поставщиков энергоносителей. А США и Канада даже и не подписали ее вообще, хотя в переговорах о ее принятии в 1991 г. участвовали.

 

Помощник президента РФ Игорь Шувалов, занимающийся подготовкой июльского саммита G8, на днях четко заявил, что Россия хартию ратифицировать не будет. Вместо этого, сказал он, «мы будем выступать за то, чтобы этот документ потихоньку менялся».

 

Получив такую мощную поддержку, Москва, похоже, приступила к следующему этапу продвижения на внешней арене идеи о международной энергетической безопасности, поясняя, как могут сочетаться в этом плане национальные и интернациональные интересы.

 

Совершенно неожиданно позицию России в этом неприятии хартии поддержала Франция. На встрече министров финансов стран «большой восьмерки» в Москве с Владимиром Путиным французский министр предложил вообще пересмотреть хартию, с тем чтобы сделать ее положения приемлемыми для всех заинтересованных сторон.

 

Главный докладчик на форуме Виктор Христенко уже в самом начале выступления четко обозначил российскую позицию: «Энергетическая стратегия – это, во-первых, идеология и, во-вторых, цифры. Цифры, которые зависят от внешних макроэкономических условий, бесспорно, являются ориентировочными и могут уточняться и пересматриваться. А вот идеология, предусматривающая постепенную либерализацию рынков для внутреннего и внешнего мира, должна отличаться долгосрочностью». В чем заключается эта долгосрочность? Министр обозначил ее критерии: «энергетическая и экологическая безопасность, энергоэффективность и внутренняя экономическая эффективность российского ТЭК». В этом плане, счел он необходимым отметить, Россия еще не исчерпала идеологии принятой в 2003 г. Энергетической стратегии на период до 2020 г. Все, что нужно сегодня сделать, так это внести в нее коррективы в соответствии с новыми реалиями. В частности, отойти от идеи, что все дальнейшее наращивание российского экспорта нефти и газа нужно связывать только с Европой. В плане диверсификации этих поставок крайне привлекательным выглядит азиатский рынок. Результатом недавнего визита Владимира Путина в Китай стало достижение договоренностей о том, что, не прекращая поставок энергоносителей на Запад, Россия готова к тому, чтобы развернуть новые нефте- и газопроводы и на Восток. При этом, как отметил Христенко, мы хорошо понимаем, что в современных условиях никакой локальный рынок невозможно рассматривать в отдельности от мирового.

 

Одним из крупных шагов в этом направлении стало проведение в Москве под эгидой Совета Федерации Всероссийского энергетического форума «ТЭК России в ХХI в.». В выступлениях участников достаточно четко была сформулирована мысль, что Россия о своих национально-государственных интересах действительно не забывает, но отдает себе отчет в том, что соблюсти их в неприкосновенности и развитии она может только при одном условии – если будет налажено тесное сотрудничество с международным сообществом. Причем предполагается, что последнее включает не только государства Евросоюза и Северной Америки, но и развивающиеся страны Азии и Африки, не менее (если не более) развитых индустриальных стран нуждающиеся в энергетическом сырье.

 

У России наличествуют большие возможности способствовать снижению остроты этой проблемы. Выступивший на форуме член правления «Газпрома» Богдан Будзуляк сказал, что его компания рассматривает несколько альтернативных вариантов соединения европейской и дальневосточной газотранспортных систем. По его словам, речь идет о том, чтобы соединить эти системы и сформировать единое газовое пространство на территории России. Разумеется, потребуются значительные инвестиции. «Газпром» планирует в 2007–2010 гг. ежегодно вкладывать в структурное преобразование единой газотранспортной системы страны по 3 млрд. долл., что позволит ежегодно увеличивать пропускные возможности системы на 24 млрд. куб. м газа.

 

Действительность подтверждает этот тезис. Прогнозы говорят о том, что если в Европе природный газ сейчас покрывает одну треть потребностей, то к 2030 г. страны Старого Света будут покрывать за счет импорта до двух третей своих потребностей. В то же время в странах Азиатско-Тихоокеанского региона рост разрыва между производством и потреблением нефти и газа к 2020 г. достигнет 70%.

 

Решено уже с 2011 г. поставлять в Китай до 70 млрд. куб. м природного газа в год. В целом же к 2020 г. доля Китая, Японии, Индии, других стран в экспорте российской нефти должна возрасти с нынешних 3 до 20% (не менее 100 млн. т), а природного газа – с 5 до 25% (не менее 65 млрд. куб. м). При этом, подчеркнул министр, мы совсем не отказываемся от сотрудничества с Европой: «Царящая ныне в некоторых странах русофобия в сфере энергопоставок – рудимент прошлого. Глобальная энергетика требует и глобального сотрудничества».

 

Разумеется, Россия не намерена заниматься альтруизмом. Как пояснил Христенко, важность реализации таких крупных восточных проектов состоит в том, что их осуществление «будет способствовать перспективному социально-экономическому развитию сибирских и дальневосточных российских регионов», по территории которых эти трубопроводы пройдут.

 

Похоже, впрочем, что что-то происходит и на Западе. На днях ведущий сотрудник Вашингтонского института международной экономики Андерс Ослунд, ставший за последние два года почти штатным критиком политической линии России во внутренней и внешней политике, неожиданно заявил: «Россия выбрала энергетическую безопасность в качестве основной темы для встречи «большой восьмерки», которая должна состояться в июле в Санкт-Петербурге. Этот выбор можно считать вполне удачным <…> Европа не может наращивать закупки энергоносителей у России без наличия совместно согласованной базы для торговли и транспортировки <…> Так что существуют все основания для того, чтобы в центре внимания встречи «большой восьмерки» на высшем уровне в Санкт-Петербурге 15–17 июля стояли не только проблемы энергетической безопасности, но и пересмотр Европейской энергетической хартии».

 

Следовало бы особо отметить, что тема глобализации с позиций энергетической безопасности в выступлениях участников и в принятых на форуме документах постоянно рассматривалась с позиций необходимости гармонизации национальных интересов нашей страны и международных обязательств. Вместе с тем звучали и предупреждения нашим западным партнерам несколько иного рода. Сопредседатель оргкомитета форума, председатель комиссии Совета Федерации по естественным монополиям Михаил Одинцов заметил в своем выступлении, что в свете всех происходящих ныне событий «возможно и смещение акцентов государственных усилий в сторону развития системы транспортировки энергоресурсов. Создание Северо-Европейского газопровода, Восточного нефтепровода, Балтийской трубопроводной системы позволит уменьшить зависимость поставок от конкретных потребителей и сдержать экспансию транснациональных (западных) корпораций в стратегически важных для России регионах».

 



 

This article originally appeared. Потенциал энергии избыточного да. Каботажное плавание. Новые тенденции обеспечения нефт. Производство тепла.

 

Главная >  Потенциал энергии 

0.0032