Главная >  Потенциал энергии 

 

Газовый фактор в геополитике. заведующий секретариатом Комитета по вопросам топливно-энергетического комплекса,

 

О. Дудкин,

 

Ожидается, что добыча газа в странах ЕС к 2030г. уменьшится в 1,3 раза, а импорт возрастет в 1,7 раза. Сегодня ЕС импортирует газ из России, Норвегии, Алжира. К 2020г. доля России в газовом импорте ЕС будет составлять около 40%. Ожидается увеличение потребления природного газа на 60% (с 2,9 млрд. до 4,6 млрд. т у.т. Роль России (ОАО «Газпром» — далее Газпром) в поставках газа в Европу будет все больше возрастать. Также ожидается появление на мировом газовом рынке других поставщиков — Туркменистана, Ирана, Казахстана, Азербайджана. Через территорию Украины идет наибольший объем транзита российского и среднеазиатского газа к европейским потребителям. Исходя из этого, вопросы поставок и надежного транзита газа являются приоритетными в энергетической политике государств-производителей и потребителей.

 

ядерной политики и ядерной безопасности Верховной Рады Украины

 

Стратегически Россия идет в направлении формирования альянса со странами-потребителями (предлагая долгосрочные контракты) и странами-производителями — Туркменистаном, Казахстаном и Узбекистаном (предлагая безопасный транзит и как плату за его безопасность — контроль над поставками). Составляющими компонентами этой стратегии можно назвать: заключение долгосрочных контрактов с потребителями по типу «бери или плати», что обеспечивает стабильность и «привыкание» к поставкам из России, а также участие в газовом бизнесе государств-потребителей. С другой стороны, Газпром стремится выступить активным «собирателем» постсоветской газовой системы. Именно на выстраивание этой добывающе-транзитной цепочки направлены основные усилия Газпрома как гаранта стабильных экспортных поставок газа в страны Европы. Главная ценность, например, среднеазиатского газа заключается в том, что он может смягчить и для России, и для европейских импортеров голубого топлива последствия выхода на Ямал, где себестоимость добычи намного превышает сегодняшнюю. Наибольший интерес в этом плане представляет Туркменистан. Президенты России и Туркмении подписали 25-летнее соглашение о сотрудничестве в газовой сфере. Согласно этому документу, уже с 2007г. Газпром фактически станет монопольным покупателем туркменского газа. Аналогичные соглашения были заключены и с другими среднеазиатскими республиками — Узбекистаном и Казахстаном, которые, прежде всего, выполняют транзитную функцию. В декабре 2002г. Газпром и национальная холдинговая компания Узбекистана «Узбекнефтегаз» заключили соглашение о сотрудничестве в газовой сфере, которое предусматривает закупки узбекского газа в течение десяти лет. Начиная с 2005г. объем увеличится до 10 млрд. м Доказанные запасы газа в Казахстане составляют 1,8 трлн. м По прогнозам, к 2010г. добыча газа составит до 35 млрд., а к 2015г. — до 40-45 млрд. м Для осуществления проектов по поставкам казахского газа работает СП «Казросгаз».

 

Россия

 

Кроме того, Россия смогла бы рассчитывать и на особый статус в такой организации (по примеру Саудовской Аравии в ОПЕК) ввиду наличия наибольших запасов газа и своего географического положения (поскольку в данный момент экспорт газа из Казахстана и Туркменистана в Европу может осуществляться только через территорию России). Кроме того, такими действиями Россия хочет противопоставить себя идее либерализации газового рынка (объединив всех экспортеров газа, учитывая Алжир и Норвегию). В результате, европейским государствам будет накладнее получать газ по импорту минимум из трех источников, скорее всего это положение станет формальным.

 

К 2009г. Газпром собирается закупать в Средней Азии 100 — 110 млрд. м газа, что сопоставимо с сегодняшними объемами экспорта российского газа в Европу, и хотел бы закрепить этот объем организационными рамками. Идея, исходящая от России, образовать некий прообраз «газового» ОПЕК не нова. Ее активно лоббировали предыдущие руководители Министерства энергетики России и Газпрома В. Калюжный и Р. Вяхирев. По их видению, «газовый» ОПЕК мог бы координировать экспорт, производство и транспорт газа и, возможно, влиять на формирование мировых цен на него. Комментарии Президентов России и Казахстана по этому вопросу были следующими: «СНГ обладает 40% мировых запасов природного газа и 7-10% нефти. Это огромный объем, которым можно влиять на экономику не только Европы, но и мира. Будучи в одном объединении, мы должны договориться совместно работать. Не конкурировать друг с другом ни по газу, ни по нефти», — заявил Н. Назарбаев. В. Путин продолжил: «…такой транспортной системы, как у России — Казахстана — Узбекистана и дальше Украины нет ни у кого в мире». Также В. Путин выразил мнение, что Украине с ее транспортной системой тоже можно будет примкнуть к такому объединению. Т.е. основными аспектами деятельности «газового альянса» могут стать: ресурсы, транспортная система, единый энергетический баланс, определение маршрутов потока газа. «Газовый ОПЕК» мог бы стать противовесом интересам потребителей из Евросоюза (в связи с введением газовой директивы). Также Россия официально предлагала рассмотреть вопрос «газового альянса» Норвегии и Алжиру, чтобы выступить единым фронтом в вопросах поставок газа Евросоюзу.

 

Также с помощью такого «газового союза» Россия намерена увеличить свою роль и ограничить влияние Запада в каспийском регионе и попытаться направить энергетические маршруты в соответствии со своими национальными интересами.

 

Очевидно, что все возрастающее влияние в энергетической политике приобретают транснациональные компании. Но в то же время политическую составляющую в транзите будут определять правительства

 

Очевидно, что все возрастающее влияние в энергетической политике приобретают транснациональные компании. Но в то же время политическую составляющую в транзите будут определять правительства. Ответственность государственных органов должна лежать в плоскости уменьшения рисков компаний во избежание противоречий глобального характера. Если же украинские газопроводы будут подконтрольны Газпрому, то государства Центрально-Восточной Европы могут потерять гипотетический шанс на получение среднеазиатского и иранского газа неподконтрольными России маршрутами.

 

Статус Украины в газовом союзе с Газпромом может быть разносторонним: с одной стороны, хорошо быть в компании крупнейших экспортеров и транспортировщиков газа, но с другой стороны, не исключено, что транзит через Украину может быть как увеличен, так и уменьшен без учета ее мнения. Вызывает сомнение и координирующая роль Украины в вопросах транзита, скорее всего ее статус можно расценивать как формальный.

 

Другим важным аспектом политики Газпрома является участие в газовом рынке стран-потребителей. Во многих странах Западной и Центральной Европы у Газпрома есть совместные предприятия, которые занимаются строительством новых газопроводов, или он участвует в акционерном капитале распределительных предприятий и имеет доступ к потребителю. С целью оптимизации процесса внешней экспансии, Газпром сейчас изучает возможности реформирования своего внешнеэкономического блока, цель которого — ликвидировать дублирование функций департамента зарубежных связей Газпрома и ООО «Газэкспорт». Первый будет заниматься подготовкой крупных международных проектов без участия в управлении (в том числе и финансовом) действующими зарубежными компаниями. Второй расширит сферу своей деятельности за счет вхождения в новые проекты («Коммерсант», июль, 2005г.). Но, как отмечается в докладе Института энергетической политики (Россия), существующая стратегия российского газового экспорта (инициатором и единственным проводником в жизнь которой остается Газпром ввиду сохраняющейся неформальной монополии на экспорт газа, по крайней мере, в европейском направлении) построена исключительно на логике строительства новой трубопроводной инфраструктуры на экспортные рынки, в основном, европейский. Для трубопроводной инфраструктуры характерна низкая рыночная мобильность (газ может поставляться только в те районы, куда проложен газопровод) и высокие риски (проекты строительства газопроводов, помимо дороговизны, связаны с рядом специфических рисков, в связи с чем, как и проекты строительства нефтепроводов, они не в состоянии мобилизовать значительное рыночное финансирование). Тем не менее, стратегия развития газового экспорта, принятая в Газпроме, в основном основана на новых трубопроводных проектах, невзирая на имеющиеся неудачные примеры реализации проектов в этой области. Например, проект «Голубой поток» продемонстрировал риски развития трубопроводной инфраструктуры в полной мере: спрос на газ в Турции в 2003-2004 гг. (время введения газопровода в эксплуатацию) был изначально переоценен. А уровень юридической защиты интересов Газпрома в соответствии с заключенным контрактом — недостаточно высок.

 

В 2008г. по действующим контрактам Газпром должен будет поставить в Европу 175-205 млрд. м газа, что означает фактически 50%-ный рост за пять лет. В то же время, если не будут введены в действие месторождения Ямала, прирост добычи по которым в 2008-2012 гг. может составить около 150 млрд. м ежегодно и что потребует инвестиций в размере $70 млрд., то в ближайшие годы в России произойдет падение газодобычи. В любом случае для выполнения контрактов Россия будет стараться перебрать на себя поставку в Европу среднеазиатского газа.

 

В связи с этим российские экспортеры газа могут рассчитывать только на качество двусторонних контрактов на поставки газа для юридической защиты их интересов. На данный момент и Газпром, и политическое руководство России продвигают проект строительства Северо-Европейского газопровода по дну Балтийского моря к побережью Германии, предназначенного для поставок газа на рынок Северо-Западной Европы. Стоимость проекта составляет около $10 млрд. (а его мощность решено увеличить с 25 до 55 млрд. м газа ежегодно). При этом эксперты Института энергетической политики отмечают, что не очевидны прогнозы существенного роста спроса на газ в предполагаемом районе сбыта российского газа, т.е. повторение истории с газопроводом «Голубой поток» представляется вполне реальным. По этому поводу в российском руководстве продолжаются споры. Глава Минэкономразвития Г. Греф предлагает Газпрому сделать акцент на увеличении добычи, чтобы к 2010г. обеспечить годовой прирост на 50 млрд. куб. м. Председатель правления Газпрома А. Миллер заявил, что до 2010г. приоритетом для компании останется развитие транспортной составляющей, поскольку ее изношенность (достигла 60%) ставит под угрозу исполнение экспортных контрактов. По его мнению, добыча газа оптимальна. Недостающие объемы Газпром предлагает компенсировать за счет добычи «независимых» компаний и нефтяных компаний (добыча газа для которых является непрофильным видом производства).

 

Газпром стремится выступить активным «собирателем» постсоветской газовой системы

 

Интересы Европы

 

Еще одно стратегическое направление деятельности Газпрома — получение доступа к газохранилищам Западной Европы, что может стать угрозой для украинских газовых хранилищ, используемых Газпромом для стабильных поставок в Европу в зимний период. Недавно Газпром подписал пятилетнее соглашение с голландской Vitol SA на использование мощностей подземного газового хранилища в Великобритании. Газпром арендует одно из крупнейших газохранилищ Германии Reden. К 2007г. должно вступить в действие еще одно газпромовское хранилище в Австрии. По словам главы «Газэкспорта» А. Медведева, Газпром также рассматривает проекты строительства газовых хранилищ в Бельгии и Турции.

 

Украина — Газпром

 

Европейские страны к 2010г. (из-за подорожания цен на нефть) собираются увеличить использование газа, но в то же время они не хотят, чтобы это привело к его подорожанию. С этой целью проводится либерализация европейского газового рынка. Предполагается внедрение «спотового» рынка газа — краткосрочных контрактов и увеличения его участников. В этом плане для государств недопустимым является образование т.н. «газового» ОПЕК. Страны-потребители заинтересованы в получении газа из разных источников. С другой стороны, долгосрочные контракты (где зафиксирована цена) тоже не лишены выгоды — они обеспечивают стабильность, поскольку цены на газ привязаны к ценам на газойль, а с повышением цен на нефть с временным лагом можно ожидать и повышения цен на газ. Также, Европа заинтересована в ратификации Россией Договора к Энергетической Хартии, что, по ее мнению, создаст режим инвестиционной привлекательности в российской энергетике.

 

Сегодняшнее состояние взаимоотношений Украины и Газпрома (как выразителя в т.ч. и политической воли Кремля) нельзя назвать безоблачным. К последним неприятным событиям следует отнести заявления газпромовских чиновников о повышении цен на газ для Украины до $160 за 1 тыс. м (это расчетная цена на границе Украины и Словакии по методу «net back» — цена газа на базовом рынке сбыта минус транспортные затраты). Хотя Украина и ссылается на межправительственные договоры от 2001г. (в т.ч. о гарантиях транзита). Тем не менее ситуация остается напряженной, и в газовом балансе Украины может возникнуть «дырка» объемом до 15 млрд. м Также с 2005г. Газпром готов платить за транзит деньгами. Еще в 1998г. Украина пыталась поднять вопрос о плате за транзит газа по своей территории деньгами. Но в 1998г. цены на газ были ниже, и если бы за это время нам удалось уменьшить потребление газа, внедрить энергосберегающие технологии, диверсифицировать пути поставок, создать рынок газа, то это не было бы проблемой. Кроме того, транзитный тариф в России на туркменский газ для Украины привязан к величине тарифа за транзит российского газа по территории Украины. И еще — у нас нет долгосрочного контракта с Россией о покупке газа по типу «take or pay» (бери или плати). Исходя из этого, российские эксперты произвели расчет денежных потоков для России по схеме: газ в Украине по $160 за 1 тыс. м3., плата за транзит — деньгами. Если сейчас ставка за транзит составляет $1,09 за тыс. м3., то при ставке $1,75 за 1 тыс. м плата для Украины за потребляемый газ составит $4656 млн., если от этой суммы отнять сумму газа, которую мы сможем купить от полученных за транзит денег, получается, что необходимо доплатить $2689 млн. Речь идет об объемах газа, которые Украина получала как плату за транзит российского газа (29,1 млрд. м3.). Выходов из этой ситуации может быть несколько: договариваться с россиянами о приемлемой для Украины цене; постараться оставить все как есть и, не теряя времени, воплощать диверсификационные замыслы; при цене газа в $160 за 1 тыс. м отстаивать транзитный тариф выше, чем среднеевропейский, чтобы минимизировать потери или пропорционально привязать транзитные тарифы к ценам на газ.

 

По объемам транспортировки Украина занимает второе место в мире после России, в частности почти 90% объема экспорта Газпрома проходит через нее. Географическое положение Украины на пути транспортировки энергоресурсов от производителей к потребителям дает ей уникальный шанс играть роль в системе транспортировки и энергообеспечения стран-потребителей. Положение Украины определяется в двух плоскостях политических интересов: российской и Евросоюза. Также «газовый» фактор может быть весомым аргументом на пути Украины к Евроинтеграции.

 

Украине важно принять участие в разработке долгосрочной газовой стратегии в евроазиатском регионе и в согласовании позиций ЕС и России в вопросах строительства новых газопроводов

 

Другим вариантом видится политическое инициирование Украиной межправительственного образования — организации транзитеров газа (объединив здесь интересы таких государств, как Беларусь, Польша, Словакия, Чехия). В рамках такой организации (альянса) можно было бы координировать транспортную политику, регулировать тарифы на транспортировку (путем направления потоков газа на то или иное направление) и добиться наиболее эффективного использования трубопроводной системы, в том числе и во избежание реализации других проектов (строительства «обходных» газопроводов). При хорошем стечении обстоятельств Украина может потенциально замкнуть на себе газовые потоки не только из России в Европу, но и из Туркменистана, Казахстана и Ирана.

 

 

Украине также важно принять участие в разработке долгосрочной газовой стратегии в евроазиатском регионе и в согласовании позиций ЕС и России в вопросах строительства новых газопроводов. Программы ЕС по поставкам газа из Каспийского бассейна и Ирана должны учитываться Украиной при реализации своей газовой политики (на что наша страна, как наикрупнейший транзитер и потребитель газа, имеет право), что позволит нам не отставать от процессов энергетической интеграции и глобализации в мировой экономике.

 



 

Газовый пат. Новая страница 1. Ініціатива з енергоефективності. Новая страница 1. Энергосбережение — стратегия выж.

 

Главная >  Потенциал энергии 

0.0036